Да, смерть!

Роман в трёх частях

ВМЕСТО ОПРАВДАНИЯ

 

Что могу я сказать теперь? Да и какие «оправдания» возможны в моём сегодняшнем положении? Я не имею более права даже на употребление этого слова, ни говоря уж о том, что в действительности оно означает.

Да, я не выполнил миссию, которую возложил на себя не я сам и не по собственной воле. Sapienti sat...

Слово «зато» тем более здесь неуместно, поскольку, как было только что сказано, я лишился права на употребление слова «оправдание». Неимеющий права на оправдания не имеет права на употребление слова «зато».

Но... некое путанное изложение этой истории я могу представить на любой суд. В неопределённом настроении это бесспорно можно назвать литературой.

Я не знаю также, окончательно ли я всё испортил или это отсрочка. И я не знаю, где кончается моя воля и начинается Воля Божья. Я только знаю, что этого не знает никто.

Вечно ли наше «незнание» или не пришёл ещё срок? Не знаю и этого...

3

Макс

Гурин-X-Скворцов

« – Но вы же раскаиваетесь в содеянном?..
  – Я не говорил, что раскаялся. Я сказал, что я многое понял...»

Беседа с маньяком Муханкиным в передаче «Очная ставка. Ростовский треугольник». 24 июля 2003-го года, 18.25., телеканал НТВ


«Слабый может скрывать свою слабость, а сильный свою силу, лишь пока не дойдёт до драки»

житейская мудрость народа Я


«Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, не самая ли это сладкая пища нашей гордости?»

Михаил Лермонтов «Герой нашего времени»


«Человеческий характер это лишь символ, посредством которого человек выражает себя перед своими ближними. Физическая вселенная есть характеристика, или характер, вселенской Души.»

Сефариал

 


«Кровь, идущая изнутри, не такого ярко-красного цвета, как, скажем, из пореза на пальце. Кровь изнутри тёмная и лиловая, почти чёрная и воняет хуже говна. <...> Я держал кровь во рту, пытаясь что-нибудь придумать. «Скорая» свернула за угол, и кровь закапала у меня из уголков рта. Что ж, соблюдать приличия нужно даже при смерти. Я взял себя в руки, закрыл глаза и заглотил кровь обратно. Стало тошно. Но проблему я решил.»

Чарлз Буковски «Жизнь и смерть в благотворительной палате» (в переводе М. Немцова)

 

 

Часть третья

«То-то и оно»,

которую рекомендуется читать перед второй.

 

 

«...И вот состоялось самоубийство. И я с тех пор потерял покой. Никто из тех, кто в этом участвовал, не ведали, что творили.

<...>Дело в том, что обывательский цинизм занял место идеологии. Дело в том, что нравы обкомов партии, всех этих забулдыжных свиней, возобладали. Семья и корысть погубили государство. Манипуляции и аппаратные ходы в борьбе за власть победили и идеологию, и государственность, и здравый смысл».

 

Эдуард Лимонов «Моя политическая биография».

1.

 

Недавно я понял одну интересную штуку (для кого? – ну для себя, конечно, в первую очередь!): оказывается, то, что с большинством моих женщин я расставался, что называется, по-человечески, без скандалов и душераздирающих, чуть не космогонического свойства, истерик, было связано лишь с моим самообладанием (как выясняется, всё-таки мне присущим и презабавным образом сосуществующим с перманентною моей меланхолией) и ещё с тем, что раньше оставляли меня они, а не наоборот. Когда же оставлять женщин был вынужден научиться я сам, выяснилось, что они решительно неспособны этого перенести, – то есть, оставаясь при этом в рамках установленных в человеческом общежитии приличий.

К величайшему сожалению, и, в первую же очередь – моему собственному, такое положение вещей нисколько меня не печалит. Да, конечно, сегодняшнему своему образу мыслей и устройству эмоциональной моей конституции, бесспорно обязан я лишь одной из моих бывших женщин. Самой, как принято почему-то считать, главной и, как принято говорить, роковой. Почему, кстати сказать, женщину, перевернувшую жизнь мужчины и вывернушую душу его наизнанку, принято считать главной в его жизни, я не вполне понимаю. Да мало ли от чего чья душа выворачивается! И то, что это именно так, тоже нисколько меня не заботит, и данную ситуацию я совершенно не считаю причиной для того, чтобы озадачить себя деланием каких бы то ни было общефилософских обобщений и выводов.

Одним словом, люди, чувствующие и переживающие что-либо остро, вызывают у меня скуку. От женских истерик, равно как и от положительных экзальтаций, меня клонит в сон. Там, во сне, нет всего этого. Там только мой мир. Там никто не рыдает и не сопит. Ни у кого там не разрывается сердце. Никто не гибнет там, гм, в водовороте страстей.

Разрыв сердца (как метафора, разумеется) на мой взгляд всегда беспричинен. А разрыв сердца без причины есть признак дурачины! И если всерьёз потратить время на размышления о том, что выступает в роли повода для «разрыва сердца», то сколь ни бейся, никаких иных причин кроме глупости обнаружить нам не удастся.

Может, конечно, возникнуть вопрос, что вообще есть ум, а что глупость, но я его решать не намерен. Это дело исключительно руководителей философских кружков. Там это любят. Если вам повезёт, как говорится, с Учителем, и если вы и впрямь человек удачливый, то есть дурак, то и вовсе весьма велики ваши шансы на обретение Истины Бытия. Поэтому, как говорится, желаю вам Успехов и Процветания. Встретимся в Аду...

То есть, собственно, уже встретились...

 

 

2.

 

Воспитание, полученное мною в родительском доме, было таково, что принципом аналогии, воспетым великим чародеем Папюсом, невольно овладел я уже к трём-четырём годам. На месте скольких убиенных мной из одной лишь «невинной» шалости муравьёв представлял я себя – и не сосчитаешь!

Да, при желании можно сказать, что, таким образом, сызмальства учился я убивать сам себя. Эту мысль, благо желание появилось, можно продолжить.

Продолжаю. И в деле этом годам к двадцати пяти столь преуспел, что мне это прямо-таки именно что удалось! Да так, что, убив себя, удалось мне при этом физически выжить. Не сказал бы, что слово «посчастливилось» здесь подошло бы лучше. Хуже. Оттого и не подошло.

Однако у извечного самоубийствия моего была и оборотная сторона. Иначе и быть не может при определяющем характерологическом навыке постоянного представления себя на месте другого. Иными словами, количество муравьёв, перебитых мной насмерть в период банального детства, прямо пропорционально количеству созданных силой моего же воображения образов (реальных, как и мы, «реальные» люди) несуществующих на деле существ.

Я создал их такое количество, такую неисчислимую тьму, что порою кажется мне, будто только они-то в этом мире и существуют в виде всех знакомых моих, друзей и не то, чтоб врагов, но людей, поражающих меня своей воинствующею глупостию.

Это же, в свою очередь, может иметь (как не иметь, впрочем) следующее обоснование. Поскольку все мы от рождения и до так называемой смерти обречены томиться в плену собственных черепных коробок, то сколько бы мы ни старались представить себя на месте другого, на его месте мы всегда представляем именно что себя! И это ещё в том счастливом случае, если + – верно удаётся нам определить его местонахождение. Ведь это только нам кажется, что человек, стоящий в двух шагах от нас, действительно там стоит. На самом же деле, это неправда святая, потому что он-то как раз стоит, где стоит, а вот мы как раз стоим в двух шагах от него. То есть, иными словами, нас и вовсе «здесь не стояло»!

Надеюсь, теперь мне удалось вас подвести, если и не вплотную, то уж на расстояние вытянутой руки точно, к благоприятному восприятию следующего моего соображения: под существами несуществующими действительно подразумеваю я всех якобы мне известных людей. То есть то, что я о них думаю и как их воспринимаю. Это, собственно, и есть несуществующие существа, и это, извините, существенно.

Спорить не буду (нет сил, желанья и времени (то есть желанья его на это терять)), да, теоретически совпаденья возможны. То есть, да, в ряде случаев синтезированное мной несуществующее существо может до некоторой степени совпадать по своим повадкам с реальным человеком, то есть с предпосылкой для создания мною вышеупомянутого существа с маркировкой «Петя» там или и вовсе «Вася». В принципе, это как виртуальные диски в системе Windows или же как создание «имэйджа» audio CD в программах для их нарезки; или, как недавно стало модно говорить, для последующего их «прожигания».

Теперь, когда в вопрос о «несуществующих» существах внесена некоторая ясность, позволю себе ещё одну вольность. То есть, честно признаюсь, что существует и ещё одна основополагающая для меня проблема. Проблема эта есть неизбывное сомненье моё в реальности существования (тоже, скорее всего, всего лишь так называемых) существ существующих. Да, такая проблема есть. Впрочем... моя ли она?

 

 

3.

 

Так уж вышло, что значение для меня имеет практически всё. И то, что не имеет значения (и такая в мире есть идиома) имеет его в первую очередь. Можно даже (почему нет?) сказать, не взирая на скабрезный подтекст, и так: то, что не имеет значения, в первую очередь его и имеет. Что? Да так, всякое.

Дело, в общем-то, как говорит Паук, в том, что когда я, будучи от природы (то есть от рождения) человеком недюжинной мудрости, писал ещё, извините, в прошлом веке свои романы «Псевдо» и «Новые праздники» (да, претендующие на так называемую «исповедальность» дневникового характера, хотя и с весьма точным, как показало будущее, расчётом), никаких live-жорналов, а тем паче -  li.ru не существовало в природе.

С одной стороны, это, конечно, no comments. Но с другой (и это, извините (...извиняюсь я, как правило, только затем, чтобы стало понятно, что это не небрежность стиля – «эТО при ТОм», а, извините, напротив), при том, что я «вопиюще-пустынно» нормален) – у меня нет уверенности, что не пиши я тогда свои «Новые праздники» или того же «Псевдо», эти порталы имели бы реальную возможность появиться в «мировой паутине». Реальную настолько, что прямо-таки натурально возникли.

(Мне всегда очень нравилась почёрпнутая у Юрия Олеши идиома «будьте ласковы». Но только нынешним летом сподобился Господь снабдить меня информацией о том, что это всего лишь руссифицированная форма того, что «дословно» с украинского переводится как «пожалуйста».)

Это я так. Маргинальные заметки о размытости границ дословности. Тем более, если речь идёт о родственных языках. Кстати, насаждаемый старо-имперским совковым сознанием постулат о схожести русского и украинского языков оказался химерой. Украинский язык, конечно, похож на русский, но не в большей мере, чем польский, на который украинский похож в действительности. Как обычно, причины здесь сугубо социальные. Обычная переписка истории от имени лица № Хуй, страстно желающего играть главную роль.)

Так вот же ж! Когда Володя Никритин узнал, что ещё в девяносто же пятом году, я страстно мечтал о программах, впоследствии получивших названия «Окна» и «За стеклом» (что при этом отнюдь не помешало мне их люто возненавидеть, не успели они появиться в реальности), он, Володя то бишь, сразу же якобы пошутил: «Ты уж сразу скажи, о чём ещё ты «мечтал», чтобы знать к чему готовиться!»

Ну, конечно, в первую очередь, я мечтаю о Конце Света. Только без резни, кровопролития и мирового пожара. (Это в идеале, естественно, хотя цель оправдывает многое. В просторечии, всё.) Я мечтаю о том славном времени, когда люди станут настолько умны и талантливы, что поймут наконец основное: все они (мы) – только фикция, то есть, что нет никакой разницы между тем, что они определяют как «Я» и тем, что определяют как «Оно (остальное)», то есть не-Ты. Тогда в одночасье всё станет замечательно хорошо, и это обязательно будет так, потому что сбывается всё, чего я желаю. Просто не для всего ещё пришло время.

Посему, размышления, в кои я был погружён около полутора-двух часов назад, имеют под собой весьма прочную теоретическую базу.

А думал я, собственно, о том, чем и кому я обязан вот так вот сидеть на лавочке возле станции метро «Университет» в Харькове, то есть возле самого зоопарка, и корябать чёрною ручкой бумажную клетчатку с целью последующего введения всего этого в компьютер и размещения на www.li.ru, в принципе (не в обиду его «реальным» создателям), созданного мной в 1995-м году?

На вопрос «чем» – ответ: всем. На вопрос «кому» – ответ: себе самому, то есть всем живущим.

 

Нет, я, конечно, умею не быть «трогательным», и «пизды» умею давать. Это нетрудно. В особенности, для тех, у кого её нет.

И я бы не был мужчиной, коим всё же являюсь, если бы не сказал, что несмотря на то, что по замыслу, извините, Творца я полигамен, существование других особей моего пола, представляется мне совершенно излишним. Это, что называется, если начистоту. Хотя, конечно, многие на неё плюют, и не факт, что поступают неверно...

 

 

4.

 

Главным образом, современное общество глубоко отвратительно тем, что те его члены, коих принято называть «культурной элитой», вынуждены работать исключительно в сфере досуга и индустрии развлечений, поскольку с некоторых, не столь, кстати, давних, пор только там они могут найти применение хотя бы десятой доле своих настоящих талантов.

Иными словами, я глубоко раздосадован тем обстоятельством, что подавляющее большинство граждан Росии и других государств «СНГ» (это же просто смешно – другие государства СНГ! Ну какое, к чёрту, государство из Туркмении или Киргизии! На мой взгляд, эти «государства» должны понимать, что появлению у них подобного статуса они обязаны исключительно милости Провидения, но любая из его милостей штука раз – случайная, два – недолговечная) – повторюсь, я глубоко раздосадован тем обстоятельством, что подавляющее большинство соотечественников предпочли беспричинному и именно потому и Прекрасному творческому горению, которое одно лишь в этом мире заслуживает звания Вечной Ценности, простые «земные» радости и развлечения. Так называемый «принцип наслаждения» – это фикция. По этому принципу во Вселенной существует лишь энтропия

Люди, которые «это» предпочли (а таких большинство!), должны быть поставлены в те же условия абсолютной безысходности, в которых ныне прозябает так называемая «интеллигенция»! И долг каждого хоть в чём-то талантливого человека не играть в игры, придуманные низшими формами сознания, а употребить все свои силы на то, чтобы суметь неопровержимо доказать им, что их номер, вообще говоря, восемь.

В том же случае, если «низшие» окажутся слишком глупы, чтобы уяснить себе свой истинный номер, их следует «физически» уничтожить.

Речь, понятное дело, не о расстрелах, а о тех способах уничтожения, которыми сейчас морально уничтожается «интеллигенция». То есть, – «низших» (они же – «олигархи») надо отрезать от «кормушки» и запретить смотреть телевизор.

И «доходчиво» объяснить, что всё то, что они любят и всё, во что верят, никогда не имело, не имеет и не будет иметь ни духовной, ни тем более (это для них страшнее) материальной ценности!

Это сложно только на первый взгляд.

Способов добиться этого масса. В конце концов, Человеку Талантливому в карман за ними, извините, не лазить!..

 

 

5.

 

Поколение людей, рождённых в СССР в период между 1968-м (год «Пражской весны») и 1975-м, к которому принадлежу и я, является поколением потерянным – раз, поколением предателей – два.

Потерянным потому, что именно наш переход из юности в молодость, а потом и вовсе в зрелость, совпал с переходом некогда великой Страны Советов от социализма к капитализму (то есть, «вперёд, в прошлое!») и переходом Советского Союза в некое абстрактное «Г» (СНГ), и существующее-то лишь на бумаге. По сравнению с оным «Г», наш с Соколовским «Летающий остров “Лапута”» реальнее во стократ.

Конечно, теперь (благо, уже мало кто помнит, как было на самом деле) можно говорить о тоталитарном режиме, о командно-административной системе, о репрессивной машине, но тем, не менее, СССР был единственной страной в мире за всю его, мира, историю, официальная идеология которой базировалась на постулате о безоговорочном приоритете духовного начала над материальным. А это, по-моему, дорогого стоит!

Безусловно, не надо быть семи пядей во лбу (так прожить проще!), чтобы увидеть разницу между идеологией и реальностью, но эта разница существует всегда, на чём бы ни базировалась какая бы то ни было идеология. И вообще, идеология сама по себе, а реальность сама по себе, что и безмерно раздражает любого, в ком сокровища духовной красоты сочетаются с развитым интеллектом. И именно против этого и восставала идеология коммунизма, каковая при этом, к великому сожалению, тоже оставалась только идеологией, но в данном аспекте всё же мало чем отличалась от каббалы или пресловутого православия.

Поэтому-то меня интересует другое: почему социальная реальность имеет так мало общего с тем, что постулирует идеология? Я знаю ответ.

Это происходит и всегда происходило лишь оттого, что люди убийственно неравны по своим интеллектуальным и духовным способностям. Люди всё время норовят развлекаться и получать удовольствия, связанные обыкновенно с телесным планом их существований.

Лишь единицы способны бескомпромиссно, не взирая на физические лишения, идти к высшим целям духовного порядка. Но для этого надо иметь Разум и Дух. Именно Разум и Дух, а не пресловутую волю, ибо Воля есть ни что иное, как результат их взаимодополняющего наличия. Спросите, как быть? Остальных необходимо тем или иным способом уничтожить. Вариантов нет. Вы же не начинаете чистить зубы, когда обнаруживаете у себя позыв к дефекации, вместо того, чтобы сделать то, что требует ваш организм!

Но единицы – это 1-цы, а большинство – это большинство. Большинство в чём-то сильнее, но во многом слабее. Прямо скажем, сильнее они только тем, что их больше, то есть, в принципе, ничем, поскольку все они несоизмеримо слабей интеллектуально. И вообще, страх перед тем, что определяется словом «больше» – не более, чем навязанный культурный стереотип. Человек же талантливый, Единица, обязан всю жизнь искоренять в себе стереотипность мышления. Это должно стать физиологической потребностью!

Поэтому в том аспекте, который считаю я главным, большинство решительно слабее, а тот, кто слабее, по его же, большинства, законам, обречён на вымирание. Большинство должно, если и не сдохнуть, то знать своё место и не высовываться. И, откровенно говоря, современный уровень развития техники и автоматизации производства делает само существование людей, несклонных к служению Высшим Духовным Идеалам, уже далеко не столь обязательным, как скажем, лет сто назад.

Человек Талантливый должен осознать, что никогда он не был ещё так силён и так прав во всём, до чего только не додумается его талантливый мозг.

Что же касается всех соплеистечений по поводу того, что, мол, как же священность и уникальность каждой отдельно взятой человеческой жизни, то тут надо делить по меньшей мере на десять, как всегда и поступали те, кого принято называть «великими гуманистами». Я полагаю, что примеры подобного лицемерия каждый с изумительной лёгкостью может подобрать сам.

И я уж молчу о том, что то, на чём, как принято говорить, «мир держится», является мастерски сфабрикованной в течение тысячелетий тотальной ложью. Аргумент даю лишь один и предельно простой: если бы это было не так, все давно бы уже были счастливы. Вы счастливы? А вы? А вы?

Короче говоря, то, что кажется меньшим – это и есть большее, а то, что кажется большим – это так, хуйня собачья, – Колосс на глиняных ногах.

Тем, кому всё это кажется всего лишь банальным «перевёртышем», каковых «перевёртышей» «умным» людям, де, следует опасаться, я возражаю так: а вы уверены, что это именно Вам кажется «перевёртышем», а не тому, кто тысячелетия назад предвосхитил наш разговор и, таким образом, запрограммировал вас на считание Истины «перевёртышем», дабы тем самым обезопасить Систему? Ту самую Систему, гаже которой нет ничего в мире и кроме которой в мире действительно пока что ничего нет. Ту Систему, в которой Тьма сильнее, чем Свет.

Поколением же предателей моё поколение является потому, что на рубеже восьмидесятых и девяностых годов большинство семнадцати-, двадцати- и двацати-с-небольшим-летних, сформировавшихся на волне горбачёвской «перестройки» и «гласности», действительно понимали и чувствовали то, что изложено в предыдущих абзацах. И действительно была создана великая, почему-то подозрительно быстро ставшая называться «альтернативной», культура, в которой был и дух свободы, и приоритет духовного начала, и огромный творческий потенциал, и неповторимая, небывалая до тех пор, яркость образов и, наконец, банальное владение техникой!

Вы что-нибудь о ней знаете? Я знаю. Но только потому, что мне «посчастливилось» быть в нужное время в нужном месте. А вам?..

Но пока создавалась эта великая новая «русская» культура, одновременно совсем другими людьми создавался, блядь, и новый русский капитал! Вчерашние юные фарцовщики на глазах становились финансовыми олигархами. Что это были за люди? Да говном были эти люди!

В то время, когда некоторые мои ровесники в школьные годы мечтали стать великими музыкантами, учёными или писателями, действительно не жалея сил на воплощение своей прекрасной мечты, другие мои ровесники шлялись по свалкам, мечтали о заграничных детских машинках и куклах Барби, жвачках в ярких обёртках, да от тупого «нехуй делать» (тупым всегда «нехуй делать», пока старшие тупые не объяснят им, что главное в этой жизни – материальный достаток). изощрённо мучили бездомных собак и кошек. В плане воображения – это всё, на что их хватало.

А когда мы создали великую культуру, отдав ей лучшие годы и потратив на это лучшие силы, это хуйло как бы объяснило нам, что им этого не надо. Да и хуй бы, казалось, с ними, но ведь у них в руках к этому времени скопился весь капитал! До такой степени весь, что ныне от них зависит даже правительство! Да-да, именно так всё и было.

И всё это несчастье приключилось со всеми нами лишь потому, что люди, в руках которых к 1991-му году сосредоточилась огромная власть, сделали ни что иное, как самовольно покинули пост. Вероятно, в детстве, в начальной школе, им не повезло с первой учительницей, и смысл рассказа Леонида Пантелеева «Честное слово» остался для них туманным.

А для меня нет! В том-то и дело! И не только для меня! Поистине, десятилетие между 85-м и 95-м годами является ничуть не меньшей трагедией, чем послереволюционные годы!

И то, что новым олигархам не нужна культура – это понятно. Им же ничего не нужно, кроме лимузинов, блядей  и «домашних кинотеатров» со звуком dolby surround. И это при том, что все они туги на ухо, и редкие экземпляры способны отличить «моно» от «стерео».

И мы сдались. Мы предали самих себя, не имея на то иных причин, кроме недостойных.

 

Талантливый человек должен встать с колен! Он должен понять, что он не слуга, а Царь! И что те, кто сегодня считают себя господами, являются ими лишь потому, что мы это им позволяем.

Поймите же, они ничего не могут сами! Всё держится только на нас и наших мозгах, истинное предназначение коих – уносить нас в такие необозримые дали и в такие удивительные миры, где никогда не бывать человеку средних способностей.

И ещё. Не надо ложного гуманизма! Не надо даже задаваться вопросом, имеет ли Талантливый Человек право причинять боль бездарностям, ежедневно пожирающим его святой мозг. Имеет! Имеет такое право! Только он, Талантливый Человек, его и имеет!

 

 

6.

 

Как-то раз, декабрьским зимним (понятное дело, что зимним – ведь декабрьским же – не июльским!) вечером возле клуба «Дом» в Москве, прямо перед концертом ансамбля спонтанной импровизации «e69», где и поныне я состою клавишником, один очень славный Водолей по имени Дэн, кстати, гражданин Украины, задал мне риторический и при этом прямой вопрос: «Макс, блин! Я не понимаю, почему песни «Новых праздников» до сих пор не крутятся по всем радиостанциям?!» «Ха-ха! Я тоже этого не понимаю!» – ответил я, после чего Иван Марковский разразился заливистым смехом и тоже сказал «ха-ха», после чего продолжал так: «Это потому, ха-ха, что у тебя нету денег! Неужели, ха-ха, ты этого до сих пор не понял?»

Признаюсь честно, я до сих пор этого не понимаю. То есть, я понимаю, что это действительно никак не иначе, но не понимаю, почему это именно так и почему, собственно, у меня их нет. И это при том, что «Новые праздники» – лишь один из множества моих проектов, каждый из которых всегда отвечает поставленным эстетическим задачам и находит благодарных читателей или слушателей в тех референтных группах, на которые он мною изначально рассчитан. А то, что этих читателей или слушателей немного (всего пара-тройка сотен человек), является исключительно следствием того, что у меня нет надлежащих выходов на средства массовой информации. Выходы на неё есть у меня только в качестве моей работы на них в печатном или телевизионном варианте и совсем в ином качестве, сугубо подчинённого характера. При этом нельзя не учитывать того обстоятельства, что те люди, которым удаётся ознакомиться с моим творчеством, принимают его, мягко говоря, очень тепло. Иными словами, если говорить о процентных соотношениях, то 90-та процентам представителей тех категорий, которым я адресую свой тот или иной продукт, действительно принимают его не на уровне «Да, неплохо», а на уровне «ЗдОрово! Надо же!», то есть девяти из десяти «молодых интеллектуалов» нравятся мои романы. Девяти из десяти девочек нравится то, что я называю попсовыми песнями, то есть те же «Новые праздники». Девяти из десяти маргиналов-эстетов нравится моя «альтернативная» музыка. Как видите, при таком раскладе вопрос о том, почему у меня нет денег в «олигархическом» смысле, является не просто открытым, а требует немедленного решения!

 

Проблема в том, что люди непоследовательны в своих рассуждениях. Все мы слишком рано останавливаемся и слишком рано поднимаем руки. Понятно же, почему у людей талантливых нет денег, а если они появляются, то зарабатываются отнюдь не на том, что для них является действительно важным. Это что, блядь, заговор? Ну так, давайте, блядь, разбираться! Разбираться, блядь, как это так получилось, что всё по-настоящему талантливое и искреннее не имеет никаких шансов на выживание!

Всё, что по-настоящему волнует Художника, он сам же и отметает, занимаясь «самозомбированием» типа: «Ну... это никто не напечатает... Этого народ не поймёт... Эта песня слишком хорошая – её в ротацию не поставят… А с такой музыкой в России без мазы даже пытаться... А это слишком сложно… А это слишком смело… А это слишком «то», а это слишком «сё»...»

Да что это за хуйня?! Если ты Художник, так держи удар, мудила! Мы же сами превращаемся из пастухов в овец! Прямо, блядь, архетип Пиноккио, «ослеющего» на глазах по одной лишь собственной глупости!

В своё время в «Совке» был такой именно что в лучшем смысле этого слова «советский» писатель. Максуд Ибрагимбеков его звали. И было у него произведение под названием «За всё хорошее – смерть!». О том, как пионеры заблудились в пещерах и случайно набрели на склад фашистов периода оккупации. И вот они ходят там, читают всякие бумажки, объявления, приказы, и в какой-то момент понимают, что всё то, что является для них, советских пионеров, высшими моральными ценностями, на оккупированной территории каралось расстрелом.

Талантливые люди в сегодняшней России находятся в том же положении, что и жители отданных фашистам районов! Почему такое положение дел не называется фашизмом (духовным фашизмом, что ещё страшнее) не является для меня загадкой. Это так потому, что современная Система общественного порядка (не исключение и любая другая страна, помимо России) насквозь и принципиально лжива. И, вследствие того, что лжива, – само собой ложна.

Человек должен бороться и искать! Если он не борется и не ищет, он априоре мёртв, как мертва вся постоянная телеаудитория программ «Окна», шоу «За стеклом» и латинских сериалов. Неужели тем из вас, кто хоть раз в жизни испытывал радость творчества или, извините, чувство Любви, непонятно, что в тот момент, когда вы включаете телевизор, вы по собственной (хотя и зомбированной) воле принимаете яд, который действительно смертелен, в отличие от алкоголя или героина! (Говорю это, как краевед! То, что с героина нельзя «соскочить» – миф пропагандистской машины общества, которому не нужны гении! Единственное, что этого не следует даже пробовать до совершеннолетия, срок наступления коего у каждого свой.)

Всё это так. И всё это так потому, что современным обществом правит Бездарность и Серость. Вот основные враги Человека! (Вы уж меня простите, бездарностей и серостей я действительно людьми не считаю. Уж слишком много времени я потратил на то, чтобы все овцы оставались целы. Но пока я боролся за их никчёмные жизни, я едва не погиб сам. Во всяком случае, в качестве человека талантливого.)

Система (с этого момента я больше не буду расшифровывать это понятие. Система – это наш современный мир в том виде, в котором он сам себя выражает (слово «творит» тут явно неуместно) через средства массовой информации и систему же воспитания подрастающего поколения) – так вот, Система...

Её построение началось с буржуазной революции в Нидерландах (напомню, что тогда это была мировая держава, а не то, чем она является ныне); усугубилась революцией в Англии; значительно укрепилась в ходе революции французской; окончательно взошла на престол после победы над фашистской Германией; а уже могильной плитой на «бессистемный» свободный мир лёг распад Советского Союза.

Я осознанно не упомянул революцию в России, поскольку у неё, на мой взгляд, были иные цели. Об этом, если повезёт, позже.

Именно появление машинного производства ещё в зачаточном виде уже поставило под сомнение самоценность Индивидуальности. Но Человеку Талантливому сегодня это лишь на руку, ибо современный уровень автоматизации производства действительно делает необязательным существование людей неталантливых. И да святятся имена беззвестных Единиц, погибших под «машинами», когда те ещё были не так сильны. Потому что их гибелью (никто ещё, кстати, не отменял необходимости человеческих жертвоприношений. Не давайте вешать себе лапшу на уши и не считайте себя умнее древних!) обусловлена наша сегодняшняя возможность заменить «машинами» тех, кто пытается заменить ими нас!

Полагаю, что если рассмотреть эту ситуацию с позиции так называемой Священной Истории, не будет преувеличением сказать, что рубеж 16-го и 17-го веков (это, кстати, переход семёрки в восьмёрку, но об этом тоже позже) является временем прихода к власти Сатаны, хотя бы в виде победы материально-телесного начала над началом Духовным. Да, выходит, так было нужно. Ведь сценарий написан задолго до Рождества Христова! Но теперь нужно другое. Это тоже по сценарию. Время близко...

 

Позволю себе на секунду вернуться к «самозомбированию» «интеллигенции».

Пожалуй, нет людей хуже тех, кто предал свой талант, свою «касту», потому что нет никого хуже предателей! И нехуй прикрываться тем, что, мол, человек – система развивающаяся!

Эти «полицаи» сидят с печальными, сальными харями на корпоративных вечеринках своих ублюдочных рекламных агенств или редакций бездарных газет и журналов (в неизменно глянцевых шкурках) и лениво пьют водку с апельсиновым соком.

Пьют они постоянно. В офисах – коньяк или мартини, дома – баночки со «слабоалкогольными» коктейлями типа «ром-колы» или «джин-тоника», но их даже нельзя назвать алкоголиками. Алкоголики слишком честны и бескомпромиссны. «Полицаи» не таковы. Это особый биологический подвид. Я бы назвал их «homo latentus», то есть «человек вялотекущий» (в переводе не вполне уверен). И поэтому-то их пристрастие к спиртному называется даже не алкоголизмом, а «бытовым пьянством». Это скучно.

Иногда сквозь мутную плёночку на их грустных глазках нет-нет, да пробьётся живой огонёк, но в следующую же секунду то, что они называют «человеком разумным», берёт в них верх, и они говорят что-то вроде «это не конструктивный ход мысли», или «а тебе это приносит деньги?», или «да вы, батенька, идеалист!»

 

Я, конечно, понимаю, что жизнь – штука непростая, и заебаться от неё – дело нехитрое, но если ты мужик, то терпи, а если ты тряпка, то тобой следует вытирать пол.

 

7.

 

В любом вопросе каждый из нас волен видеть те стороны, кроме которых на данном этапе развития ничего другого видеть ему не дано. Но каждый из нас обязан понимать, что ни одна из видимых нами картинок, сколь многоплановой она бы нам ни казалась, не является исчерпывающей и окончательной. Хотя бы потому, что мы существуем во времени.

Целью же любого Человека может являться только существование вне времени, хотя само по себе слово «существование» для этого уже не годится. Не потому, что это небытие, а потому, что не передаёт и не может передать точного значения того, что находится (слово «находится» также подходит сюда с натяжкой) за пределами времени и пространства. Потому что... там «находится» Бог.

 

 

8.

 

Ну, действительно! Что остаётся людям, неспособным на те или иные поступки, кроме того, чтобы считать поведение людей, способных на них, чем-то предосудительным?

 

 

9.

 

Принятие какого-либо решения всегда одновременно является и упущением чего-то из виду.

Ситуация, в которой ничего не упущено и в которой учтены все варианты развития событий, исключает саму возможность совершения действия, поскольку существующая вселенная является системой взаимоисключений. Это точно. Только поэтому Бога нельзя потрогать.

Тот, кто знает всё, не существует. Следовательно, Жизнь – это заблуждение. Смерть же, будучи производной от Жизни, хотя бы в качестве её «естественного» финала не существует ввиду не-существования Жизни.

Автор вышеследующей цепи размышлений безусловно оставляет за собой право на ошибку, поскольку бытие в качестве Автора предусматривает его безусловное на то право.

Таким образом, человек мыслящий неспособен на действие (это подтверждается и личным жизненным опытом любого из тех, кого принято называть людьми). Но человек «деятельный», будучи человеком более чем как правило глупым, также неспособен на действие «всерьёз», так как что бы он ни учудил – это всегда какая-то бессмыслица, не ведущая к желаемым результатам.

Чтобы так не было, нужно быть человеком умным, но умные люди почему-то не торопятся действовать. Почему?

Да потому, что чем человек умнее, тем более он деструктивен!

А если же ясный ум в этом человеке сочетается с «тонкой душевной организацией», то он просто не может пройти мимо того факта (а это действительно факт, если у вас ещё хоть немного шевелится мозг!), что мир принципиально несовершенен. Да, несовершенен! И да, принципиально!

Отсюда следует очень простой и безукоризненный (то есть, я на вышеизложенных основаниях оставляю за собой право его таковым считать) вывод: человек мыслящий не является человеком деятельным лишь потому, что опасается результата своих гипотетических действий, поскольку этим результатом при суммировании усилий стала бы кардинальная перемена миропорядка, что его почему-то пугает. Почему?

Потому что он находится в плену предрассудков! С самого детства родители и система образования оплетают его паутиной ложных представлений (в конце концов, ебучую «Матрицу» все смотрели!). Все мы уже годам к пяти попадаем в кабалу чувства долга. Но надо быть последним кретином, чтобы не понимать, что тем, по отношению к кому оно, чувство долга, нам именно что внушается, мы ничего не должны!

Мы никому ничего не должны! Если нам хочется творить «добро» (само словосочетание «творить добро» удивительно смахивает на «делать дела», употребляемое заядлыми собачниками в качестве перефраза физиологических отправлений их питомцев), то это НАМ ХОЧЕТСЯ творить его! А если не хочется, то это вовсе не значит, что мы в чём-то глобально не правы. Мы правы всегда, потому что любой из нас – Бог. Мы вне времени и вне пространства. И пусть в оковах этой хуеты прозябает бездарность, если большее недоступно её, бездарности, пониманию!

Бояться самих себя просто глупо. Скажу больше, бояться вообще не надо, потому что нечего; потому что фикцией является всё! Кто бездарен и глуп, того не существует! Это больше, чем правда. Так оно и есть на самом деле. И так было ещё до сотворения мира.

Существование во времени – удел человека средних способностей. И вообще, тот, кто существует по времени, не существует...

 

 

10.

 

Собственно, грамотные астрономы, допущенные, то есть засвидетельствовавшие перед стадом учёных баранов-функционеров свою компетентность в некогда избранной ими профессии, то есть допущенные к планированию маршрутов межпланетных станций, а то и вовсе пилотируемых «вживую» космических кораблей, не дадут мне соврать и без сомнения подтвердят мою смелую догадку, что, скажем, лететь к Марсу разумней тогда, когда расстояние между ним и Землёй является минимальным, то есть когда Марс находится в перигее (перигей – это, на всякий случай, понятие обратное апогею, то бишь ближайшая точка к Земле (Гее) на его (Марса) орбите).

Подтвердят они также и то, что для того, чтобы оказаться в нужном месте (в данном случае, на Марсе) в нужное время (здесь пока произвольно) вылетать следует несколько заранее, поскольку пока что мы всё-таки существуем во времени (то есть не существуем, согласно главе девятой), ориентируясь таким образом на ту «точку» вакуума, в которой, если, конечно, расчёты верны, планета Марс окажется одновременно с нашим кораблём. Эта самая «точка пустоты», как я позволяю себе её определять, и есть наша цель, коль скоро мы полагаем, что в назначенный час на её месте окажется Марс. (Однако сейчас его там со всей очевидностью нет!)

Что позволяет нам это предполагать, да ещё и с такой завидной уверенностью? Якобы сумма человеческих «знаний» в области астрономии, физики, математики и прочего.

Но на чём основаны эти «знания»? Как и всё в этом «мире», в их основе лежит перенос значений более ранних экспериментов и опытов (чаще всего на бытовом материале), приведших к тем или иным Умозаключениям того или иного Человека. (Кстати сказать, Человека Талантливого, к которому остальные члены общества никогда не имели, не имеют и не будут иметь никакого отношения, равно как и к полётам на Марс!)

О том, что такое электричество, и какая это страшная сила, современный человек узнаёт не в школе, и сколько удивительных историй не расскажут о нём педагоги, ничто не заменит ему того бесценного опыта, который он получает при попытке сунуть свои детские пальцы в розетку. И так во всём! Вся наука и техника зиждется на принятых в детстве аксиомах, что, скажем, огонь жжётся, а вода льётся...

И ни один учёный не может поручиться за то, что появление Марса в расчётной «точке пустоты» в действительности является следствием точности его расчётов, подобно тому, как ни один медик (разумеется, в застольных беседах, а не на научных встречах) не станет настаивать на том, что зачатие человеческих детёнышей и впрямь является исключительно следствием соединения сперматозоида и яйцеклетки. И вообще, всё, что нам «достоверно» известно, известно нам лишь на том основании, что известно нам ещё далеко не всё.

Тем не менее, Марс в последнее время всё-таки оказывается там, где мы его ждём, и нет на свете детей, появившихся без творческого участия сперматозоида в судьбе яйцеклетки (хотя чья судьбы (сперматозоида или яйцеклетки) «основная», а чья «вспомогательная» – тема для отдельной книги). Так почему же всё-таки иногда происходит то, чего мы и впрямь ожидаем, тем самым, по нашему самонадеянному мнению, подтверждая наши прогнозы?

Это зависит только от того, кто ждёт и как он это делает. Больше ни от чего. Это так. Иначе бы люди, находящиеся по мнению большинства (то есть инертной человеческой массы) во всеоружии «знаний», всегда бы одерживали победу. Однако из истории нам известно, что это далеко не всегда так. Следовательно, говорить о чём-либо кроме исключений здесь не приходится. Да и разговор об исключениях тоже выглядел бы по меньшей мере странно, поскольку правила по-прежнему, как и тысячи лет назад, не определены.

Вспомним хотя бы Жанну д'Арк, военный гений которой не имел ничего общего с умениями и навыками, каковыми в совершенстве владели французские военачальники того времени, положение коих, как и всей Франции, в тот период было весьма плачевным.

Скажу больше, как только у д'Арк стало появляться то, что она сама позволила себе считать военным опытом, тем самым совершая роковую ошибку, немедленно начались поражения. Почему так произошло? Потому что «то», что стало у неё появляться, было не ЕЁ «опытом»; потому что она стала смотреть на себя глазами не Бога, как вначале, а глазами своих «товарищей» по штабу. Отсюда вывод: Единица не должна идти на поводу своих комплексов неполноценности перед мнением большинства, поскольку «меньшее» – это «большее», как мы знаем из пятой главы. Оттого и меньше его, что хорошего понемножку и что мал золотник, да дорог!

Таким образом, Знания не существует. Не в человеческой власти (во всяком случае, в рамках того, что мы называем «наукой») проверить опытным путём, являются или же не являются любые из наших выводов следствием всего лишь несколько раз подряд повторившихся совпадений.

Животное, родившееся в период с весны до осени, при виде первого в своей жизни снега испытывает то, что человек назвал бы изумлением. Только потом, когда через год это повторяется снова, становится ясно, что это круг. И то – нам, а не этому животному! Но само существование Круга может оказаться и просто одним из периодов Бытия, который может однажды закончиться и больше никогда не вернуться. А может и вернуться. А может даже и не закончиться...

Мы никогда этого не узнаем. Потому что Знания нет. А что есть? Есть Воля.

 

На вопрос, откуда я всё это взял или откуда я всё это знаю, я действительно могу ответить только встречным вопросом: вы прочитали то, что вы только что прочитали?

 

 

11.

 

Врать не буду, писать эту книгу мне и тяжело и легко одновременно. Тяжело потому, что для того, чтобы она продвигалась нужно жить, а жизнь трудно назвать особенно увлекательным занятием. А ненавидеть людей, живущих ради развлечений всякого рода – дело неблагодарное (пока) и тоже нелёгкое. По крайней мере, если заниматься им изо дня в день. Ведь ненавидеть – это тяжёлая работа. Это совсем не то, что любить. И не страдать тоже намного трудней, чем страдать, потому что когда ты страдаешь, ты плывёшь по течению. Другое дело работать руками и ногами; тем более, если плывёшь не к берегу, а в открытое море.

Почему ненавидеть трудней, чем любить? Да потому, что на самом деле кроме Любви в этом мире нет ничего, и ненавидеть необходимо лишь для того, чтобы это по-настоящему стало понятно.

Впрочем, возможно мы говорим на разных языках, потому что большинство людей понимают под любовью что-то очень схожее с чувством собственности. Если бы это было не так, не существовало бы даже такого понятия как Измена.

Современный человек ещё мало чем отличается от крота. Слишком любит ещё свою норку. Слишком не хочет ещё признаться самому себе, что он не единственный крот во вселенной, и что его самка с ним лишь потому, что просто не видит других кротов. И вообще, все мы исключительно взаимозаменяемы. Целиком и полностью. И может ли тот, кто считает иначе, поручиться за то, что ему известно об этой жизни больше, чем мне? Нет, не может.

Могу ли я поручиться за то, что мне известно о жизни больше, чем кому-то другому? Нет, не могу.

Означает ли то, что я не могу за это поручиться, что я слаб? Нет. Это означает, что я силён. Я ничего не знаю об этой жизни кроме того, что никто не знает о ней больше, чем я.

Это то, почему мне тяжело писать эту книгу. Почему одновременно с этим мне и легко? Да потому, что я занимаюсь своим делом... как и любой из вас... в данный момент.

 

 

12.

 

Вероятно, сколь сие ни печально, существуют люди, чьё призвание состоит в том, чтобы совершать поступки, и люди, чей крест – быть этими поступками озадаченными, мучительно думать над ними, шаг за шагом приближаясь к разгадке лишь за тем, чтобы сделать неутешительные для себя выводы.

Ложкой мёда в данном, действительно горьком, положении вещей, пожалуй, может служить лишь гипотетическая возможность миграции из одной категории лиц в другую. Но для этого подумать над чужими поступками придётся действительно крепко. И, скорее всего, долго. И опять же, нет никаких гарантий...

 

 

13.

 

Есть у меня ещё и такой дар. Правда, мне не всегда удаётся отследить, как же это так получается (скорей всего, лишь потому, что мне не всегда вовремя приходит мысль озаботиться процессом «отслеживания»), но мне дано попадать с самыми разными по своему складу людьми (многие из них необыкновенно умны, чутки, социально активны и весьма уважаемы, то есть лидеры по определению) в такие, ну, скажем, «ситуации общения», когда у нас с моим собеседником или собеседницей загораются глазки, и безо всяких пошлых клятв на протестантской Библии мы начинаем говорить друг другу правду и только правду. И тогда, на мой вопрос об их идеале Бытия (тут необходимо оговориться, что с людьми, чьё представление о Бытии не выходит за рамки их представлений о Бытии их собственном, я вообще не считаю нужным вступать в разговоры) – все они после короткой паузы, ничтоже сумняшись, произносят одно короткое и беспредельно ёмкое слово: х а о с.

Выводы делайте сами. Впрочем, позволю себе дать и свой вариант трактовки.

Я думаю, что Человек Талантливый (то есть, по определению ещё и умный, – не скажу, разумный, поскольку «разум» в его современном значении является всего лишь пропагандистским клише Сатаны, пришедшим к власти после буржуазных революций в Европе), если он действительно искренен в своих душевных проявлениях (а лишь одна искренность способна давать Человеку энергию, необходимую для его существования, то бишь для существования его Воли), и не может стремиться ни к чему другому, как только к Хаосу. И не может он, понимая и чувствуя это, не понимать и не чувствовать так же, что единственный путь к достижению цели – это неограниченное применение Силы в угоду своим неугасимым страстям.

Применение же Силы – всегда есть деструкция, ибо даже когда мы всего лишь «мирно» вбиваем гвоздь, мы, с другой точки зрения, занимаемся ничем иным, как разрушением структуры древесины. И так во всём. Так хватит этой вековой беспомощной лжи!

Гармоничное сосуществование взаимоисключающих элементов невозможно! «Любовь к ближнему» и страсти «по добру» никак не могут не противоречить «официальному» понятию современных людей (хотя бы поверхностно знакомых с общей биологией) о «пищевой цепи». И тут становится очевидно (разумеется, для людей неглупых), что стремление к Хаосу – есть всего лишь стремление к Абсолюту. И одновременно с этим становится ясно, что стремление к Абсолюту есть стремление к тому, чтобы стать вершиной этой самой «пищевой цепи».

Одним словом, стремление к тому, что принято определять словом «смерть» на поверку оказывается стремлением к тому, что принято определять словом «жизнь».

Добра в этом мире не существует. Думаю, что среди людей миновавших в своём развитии стадии детства и отрочества, трудно найти несогласных с этим утверждением. Уточню: Добра не существует как Силы, как Энергии и как Воли. То есть Добро – это только такая гипотеза (которая ничем не лучше и не хуже любой другой). Аналог Добра в мире «реальном» – это морковка, которую вешают перед мордой осла на палке, прикреплённой к его же шее, дабы обеспечить его поступательное движение с целью перемещения того или иного груза в ту или иную точку.

Я отдаю себе отчёт в том, что подобные «логические» ходы могут лишить людей неглупых, но «чувствительных» (то есть Талантливых!) привычной опоры под ногами, и некоторые из них, почувствовав, чем пахнет дело (а дело пахнет тотальным уничтожением существующего миропорядка без ярко-выраженного физического воздействия) могут попытаться возразить мне сентенциями, типа: «а как же всё то хорошее, что есть в нашей сложной жизни?» Ответ: а как же плохое!; «а как же детский смех, улыбки малышей?» Ответ: а как же детский плач и их слёзы!; «а как же Любовь?» Ответ: а как же Ненависть или, ещё того хуже, безразличие!; «А как же доверие людей друг к другу?» Ответ: а как же обманутые ожидания, а то и вовсе предательство! Продолжить?

 

Можно сказать также, что стремление к Хаосу (а люди Талантливые искренне способны стремиться только к нему) – это стремление к уничтожению мира. Да, это так. Но ведь так называемое Ничто тоже было уничтожено Богом в тот момент, когда «был» «сотворён» «мир», поскольку Ничто перестало существовать в своём прежнем качестве и стало, – Вселенной!..

Сам ход времени есть постоянное насилие, поскольку каждая секунда ежесекундно же уничтожает то, что через секунду начинает называться секундой предыдущей или, если угодно, предшествующей.

Поэтому то, что мы называем Временем, является синонимом другого слова. Какого же? Да вот оно, пожалуйста:

 

С А М О У Н И Ч Т О Ж Е Н И Е

 

(Ой, а я и не знала, что коты такие умные бывают! Я думала, они только на деревьях кричать умеют.)

 

Иными словами, Бог бесспорно (это, кстати, тема для дискуссии, на каком вообще основании в русском языке существует слово «бесспорно») не был менее талантлив, чем Человек. И хотел он того же, чего и последний, то есть Хаоса, чего и добился (на то он и Бог) в лице нашего мира.

А поскольку Человек, согласно официальной версии, создан по его образу и подобию, то не следовать своему глубинному влечению к Хаосу и деструкции – есть большой грех, поскольку тем самым мы отвергаем в себе божественное начало, чего и добивается Сатана, пришедший к власти после победы буржуев.

Так-то вот, дяденька! И хлопать глазами или шлёпать губами ты можешь хоть до скончания века, а то и до самого Апокалипсиса!

А вот ты, девочка, молодец! И тебе, парень, тоже спасибо!

 

 

14.

 

Среди прочего, предназначение всякого человека – подтверждать своими, так называемыми, опять же, действиями общефилософские предположения других человеков. Или же опровергать их. Смотря, кто есть кто. И смотря, насколько этот некто наблюдателен, если вообще смотрит в нужную сторону. Короче говоря, что ты ни сделай – это непременно среди прочего убедит кого-то в его правоте, а кого-то другого – напротив заставит в чём-нибудь усомниться. То-то и оно! И это до такой степени так, что прям невольно задумкаешься, а не для того ли мы все рождаемся, чтобы своими, как правило (то есть лично мне), скучными жизнями подтверждать правоту Творца?

Если это так, то он прав, конечно, во всём. Мол, я тоже так считаю. Мол, считаю вправе себя соглашаться с его правотой. Лишь в одном я, на первый взгляд, не вполне понимаю его: зачем он это сделал, короче говоря!

Впрочем, стоит немного подумать, как становится понятным и это. (Вообще, чем больше человек думает, тем больше ему становится понятно.) Да просто так! «Просто так» – вообще единственная причина возникновения всего сущего. Но это непросто.

 

 

15.

 

Не знаю, конечно, достаточно ли страшную картину окружающей реальности мне удалось нарисовать в предыдущих главах для того, чтобы вам, милостивые мои читатели, в устраивающей меня степени интереса хотелось продолжать процесс чтения оного «горестно-желчного» манускрипта, но то, что, по моему мнению, пора бы уж и предложить свою, авторскую, версию выхода из этой критической ситуации, представляется мне очевидным фактом.

Для этого прежде всего необходимо ещё раз уточнить, в чём, собственно, заключается её критичность и что, собственно, не устраивает меня и людей, + – подобных мне, в окружающем мире.

Во-первых, то, что на сегодняшний день весь миропорядок является Системой, обеспечивающей доминирование во всех жизненно важных сферах человека средних способностей и всё более откровенно позиционирует его как идеальный человеческий тип.

Во-вторых, я активно протестую против того, чтобы считать человеческую жизнь и жизнь (бытие) вообще безоговорочной морально-этической ценностью, поскольку твёрдо уверен в том, что «жизнь» – не дар божий, а напротив, кара господня, но полностью согласен при этом с теми, кто утверждает, что Бог карает только тех, кого любит и кого зовёт на бескорыстный подвиг во имя Истины. Реальность существования во вселенной Абсолютной Истины не вызывает у меня никаких сомнений, и не может их вызывать у Человека Талантливого.

В-третьих, я убеждён и, более того, точно знаю, что Система является Системой Поддержания мастерски сфабрикованных ложных первоаксиом, как например:

Миром правит Добро и Зло. Отрицаю. Миром правит только Зло, потому что Зло – это и есть жизнь, движение, динамика, сила, инерция, – одним словом, весь мир «физических» явлений. Добро существует лишь в виде идеи о гипотетической возможности его существования. Добро – это штиль, отсутствие движения; субстанция, принимающая удар, но не наносящая его; небытие, смерть.

Оно действительно, таким образом, противопоставлено Злу, но не как хорошее и плохое, а как Бытие и Небытие. Но Бытие и Небытие тоже существуют в качестве бинарной оппозиции только в виде идеальных гипотетических построений, и в мире материальном никаких подтверждений их реального существования найти никому не удастся, так как Небытие исключает всё, что мы только можем себе представить. На то оно и противопоставлено Бытию. Бытие же, напротив, исключает Небытие.

В одном трогательном кинофильме советских времён, повествующем о послевоенной жизни ветеранов Великой Отечественной, мне довелось услышать весьма точное, на мой взгляд, высказывание на эту тему: «Пока мы живы, смерти нет. Смерть придёт – нас не будет». Это верно при любом раскладе.

И подобная аксиома не является исключительным следствием атеистического мировосприятия. Скажу больше, атеистического мировосприятия вообще не существует и никогда не существовало в природе. Различаются лишь частные углы зрения на то, что принято называть Богом.

Не хочу доказывать эту мысль (немного не до того в данный конкретный момент), но атеизм, как таковой, является отрицанием не Бога, а того представления о нём, которое каждому отдельно взятому атеисту представляется категорически неприемлимым в силу, опять же, его личных морально-этических принципов, то есть тех же духовных аксиом.

 

Быть может, кое-кто ещё помнит, что основным принципом идеального коммунистического общества является свободное развитие каждого как условие свободного развития всех. Так и что, спрашивается, в этом плохого? И чем это отличается от любой другой религии?

Иное дело, что любое идеальное представление заведомо противоречит реальности и реальным возможностям. На то оно и идеальное. Но человек не может не создавать идеальных представлений хотя бы уже потому, что Человека (не считаю излишним вновь повторить, что под Человеком я понимаю лишь Человека Талантливого, то есть, у которого по определению нет других интересов и забот кроме «беспричинного» (с точки зрения обывателей) и постоянного творчества) никогда не устраивала и не будет устраивать реальность. Потому что Реальность – это Зло. Она существует лишь для того, чтобы быть преодолённой, то есть уничтоженной. Да, смерть!

В мире нет религий, которые бы не возвышались над Жизнью. Смерть – это идеал. Но следует понимать, если, конечно, вы считаете себя Человеком, что Смерть в качестве идеала религии, ни в коем случае нетождественна тому, что вкладывает в это слово слесарь дядя Вася или олигарх Петров (лично мои симпатии на стороне дяди Васи, если, конечно, выбирать меньшее из двух зол).

Смертью является всё, что не является реальностью: Искусство, Любовь, Сострадание. И так было всегда. И всё вышеперечисленное действительно к ней, родимой, и ведёт. Разумеется, при том условии, что это настоящая (то есть идеальная) Любовь; настоящее (то есть идеальное (то есть реалистическое)) Искусство; настоящее (то есть до полного выхолащивания своего животного Эго) Сострадание.

 

Да, я, как и все советские люди моего поколения, ещё в школе учил эту формулировку: свободное развитие каждого является условием свободного развития всех. Но лишь по прошествии многих лет мне посчастливилось понять, насколько она точна, то есть насколько абсолютным антиподом она является по отношению к «реальности». «Реальности», в которой условием счастья кого-то одного является несчастье кого-то другого. О свободном же развитии кого бы то ни было и вовсе не приходится говорить. Суррогат, в принципе, возможен, но исключительно при условии несвободы остальных.

Именно это и хотелось бы изменить. Но это не будет возможно до тех пор, пока будет существовать «Я» и то, что каждым человеком мыслится за пределами собственной черепной коробки.

Я глубоко убеждён, что количество независимых друг от друга Эго (хотя, в каком-то смысле, они всегда зависимы) должно быть резко сокращено. В идеале Эго должно быть Одно. И этим Эго должно быть Эго Бога, что под ним не понимай. То есть, количество людей, что бы то ни было себе понимающих под тем или иным понятием, должно быть сокращено до Единицы, но без их физического уничтожения. В таком случае, то, что будет понимать под Богом, эта Единица, и будет, с одной стороны, единственно верным пониманием того, чем он на самом деле является, и одновременно его, Бога, пониманием себя самого. Тут всё просто. Что называется, смотри первый стих Евангелия от Иоанна.

Достижение этой цели возможно в два этапа. Всё, как обычно: программа-минимум и программа-максимум. Программа-минимум предусматривает работу с существующей реальностью. Программа-максимум относится ко в той или иной степени отдалённому будущему и предусматривает работу с той реальностью, которая придёт на смену существующей сегодня после реализации программы-минимум. Поскольку будущее по любому вариативно (во всяком случае, с позиции настоящего), программа-максимум может осуществляться самыми разными методами, зависящими от того, насколько успешно будет реализовываться программа-минимум. Поэтому разговор о максимуме я позволю себе временно отложить. В конце концов, никому из нас не дано знать всего в удовлетворительной степени подробности. Однозначно одно: в результате победит Смерть (в рекомендуемом мною смысле этого слова); человеческое сознание станет единым, то есть божественным; и в мире воцарится Добро, что означает конец физического мира на уровне микро- и макрокосмов.

Как конкретно это будет происходить, в точности мне неизвестно. Зато мне известен окончательный результат.

Теперь о программе-минимум.

 

 

16.

 

А почему, собственно, нельзя убивать?..

 

Походил пару часов, подумал над этим вопросом, поделал домашние дела и понял, что всё-таки не могу на него ответить. Получить нечто похожее на ответ возможно только в том случае, если вывернуть его наизнанку: то есть, почему убивать можно.

Тогда сразу наберётся с десяток причин и ситуаций, когда это не только иногда можно, но и необходимо, и даже зачастую по-другому никак нельзя. У вас иначе? Никогда не поверю.

Вообще, объяснить, почему что-либо можно, гораздо проще, чем почему нельзя. Это так хотя бы уже потому, что необходимость объяснения первого всегда возникает в связи с острым желанием что-либо сделать (как правило, то, что считается недозволенным (но почему? и кем недозволенным? кому?)).

А любое «нельзя» напротив всегда раздражает. Как будто любое «нельзя» для того и существует, чтобы вызывать раздражение. По моему мнению, Человек, который не ищет убедительных ответов на вопрос, почему можно и нужно делать то, что нельзя, не является Человеком. И более того, таких людей (и даже в первую очередь, среди быдла) не существует. Если человеку и кажется, что он не занят всецело одним лишь ежедневным обходом или осмысленным нарушением запретов всякого рода, то это означает лишь то, что он туповат, ненаблюдателен и не строг к себе, то есть не Человек.

Одним словом, если нельзя, но очень хочется, то можно. И это без вопросов так.

Чтобы согласиться со мной, достаточно всего лишь посмотреть вглубь себя.

 

 

17.

 

Наверняка, многие из вас, таких же, как я, телезрителей и радиослушателей, нет-нет, да охуевая от всей этой бездарной и вездессущей помойки, неукротимым потоком обрушивающейся на нас с экрана ТВ или из динамиков магнитол, не раз задавались вопросом, кому всё это нужно? Кто всё это слушает? Кто всё это читает? Кто всё это смотрит?

Конечно, людям относительно взрослым, то есть уже в достаточной степени обломанным «суровой реальностью» (которой на самом-то деле не существует) не занимать умений в области анальной мастурбации и вообще, объяснить себе можно всё что угодно. В конце концов, что остаётся, если говно из телерадиоэфира всё вываливается и вываливается! Что тут, казалось бы, действительно сделаешь!

Себя же всегда можно обмануть. И всегда можно позволить себе предположить, что если что-то не нравится лично тебе, то, вероятно, где-то на белом свете всё-таки существуют люди, которым искренне интересно то, что по определению не может интересовать никого. Все говорят о каких-то мифических «регионах», в которых, де, вся эта лабуда бешено популярна, и людям там, в «регионах» вся эта бездарная лажа – то, что доктор прописал. Какой, на хуй, доктор? Всё это ложь.

В столице уповают на «регионы», которым якобы это нужно. В «регионах» же только обречённо и ласково крутят пальчиком у виска: мол, что с ней, Москвой, поделаешь, – хрен её знает, что там у людей, то есть у москвичей, на уме. Наше дело маленькое. Может быть, в глухих деревнях это действительно интересно.

Но в глухих деревнях это тоже неинтересно. Хотя бы уже потому, что там вообще другая жизнь, и им просто непонятно, о чём это всё в принципе: пиздострадания какие-то, «короткие юбчонки», пидовка вся эта. И они, в свою очередь, тоже полагают (просто не остаётся ничего другого), что кому-то, вероятно, это может и интересно, хотя уж точно не им. И так до бесконечности.

Пошлость делает круг, возвращается на аэродром и, пополнив боезапас, снова взлетает, держа курс на эти несчастные «регионы», которым она совершенно не упала на хуй, но поскольку пошлость эта столичная, то все лицемерно «лыбятся» и знай себе балуются «трудной водой».

И вот у меня к вам очень простой вопрос, в общем-то, не требующий ответа, ибо, блядь, риторический он: часто ли вы слышите на музыкальных радио песни, которые вам действительно нравятся и оставляют глубокий след в ваших душах? Часто ли вы видите такие фильмы? Часто ли вам попадаются такие книги? Как вообще так получилось, что нам стало наплевать на нас самих? Почему так называемая «целевая аудитория» – это кто угодно, но только не Вы? Почему всем нам гораздо проще объяснить себе любую нелепицу, чем сопротивляться? Потому что недостаёт мужества? Но куда же это, блядь, оно у нас подевалось?

Нет, конечно, тут тоже можно всё объяснить. Объяснить, куда девалась наша смелость и наша честность легко. И также легко убедить себя в том, что по-другому и быть не могло. Интеллигенцию этому учить не надо. Но если вы и впрямь интеллигентный человек и при этом хотите остаться самим собой, то есть выжить, то это умение надо в себе искоренить. Надо вспомнить, кто вы и кто они и, короче, кто в доме хозяин.

Ну всё понятно, скорее всего думаете сейчас вы, ну и что ты предлагаешь? Я предлагаю вот что.

Для начала нам необходима своя фракция в Госдуме. Предположительное название «Партия культурного меньшинства». Количественно, мы действительно в меньшинстве, но умны и талантливы именно мы. Уже сейчас в наших руках колоссальная сила, но все мы действуем разрозненно, вяло протаскивая в свою рекламную или музыкальную продукцию ту эстетику, которая нам на самом деле близка.

Помните, в этом мире всё всегда зависело и зависит только от нас. Это надо усвоить так же чётко, как собственное имя.

Я предлагаю создать не что иное, как тайную организацию. Всё просто. Каждый из нас развивается самостоятельно, поднимаясь всё выше и выше по служебной лестнице. Через энное количество лет, в один прекрасный момент, происходит переворот. К этому времени в наших руках должна быть сосредоточена вся власть. В некотором смысле, она уже и так в наших руках. Дело за «малым» – надо уяснить, что все мы, талантливые люди, хотим одного и того же, и объединиться.

Легальная парламентская деятельность «партии культурного меньшинства» на первых порах должна сводиться к защите прав членов творческих профсоюзов и вообще интеллигенции. О каких-таких правах идёт речь? Да о самых элементарных! О праве на удовлетворение своих эстетических потребностей и о праве на реализацию своих художественных замыслов.

Талантливый Человек действительно нуждается в защите государства, но на сегодняшний день это возможно лишь в том случае, если он станет частью государственного аппарата. Сначала частью, а впоследствии – его единственной составляющей.

Культурные люди сейчас в меньшинстве, это правда. Но любое хуйло должно понимать, что Талантливый Человек равен Богу, а он, хуйло, увы, нет. Каждый из нас стоит тысяч и миллионов людей, для которых важен лишь кусок хлеба и развлечения. Конечно, со временем это приведёт к хаосу, но это и есть цель. Да, смерть! Да, хаос!

Мы другие – раз! Мы лучше – два! Мы талантливее и умнее – наша победа неизбежна! И вообще, когда вам хочется что-либо сделать, немедленно делайте! Сомнения от лукавого! Вперёд! Да будет Свет!

 

 

18.

 

Человеческая жизнь не имеет никакой ценности. Ничья. И никогда не имела. Неужели вы никогда не приходили к подобному выводу?

Какие вообще ценности могут существовать в мире, представляющем собой голограмму?

Доказать несостоятельность всей Системы действительно ложных морально-этических норм (а этика – это в принципе фикция, ибо слишком зависима она от правящего класса) можно только преступив их.

Цель любого Талантливого Человека – это преступление. Так было, так есть и так будет. В мире вообще не существует ничего, кроме преступлений. Потому что уже сам акт сотворения этого мира был Преступлением. Бог – убийца! А кроме Бога в мире нет ничего. Мир – это тело его. Человеческие души – это мысли его.

Распятие, как квинтесенция Человеческого начала в Боге, есть ни что иное, как само сотворение Человека. А сотворение Человека – это самоубийство Бога, но кроме самоубийства ничто в мире не заслуживает уважения. Оттого Церковь и столь активно противостоит самоубийству, что её истинным предназначением является скрывать Правду, которая есть истинный Бог наш, от него самого.

Никому не позволено врать самому себе: ни человеку, ни Богу!

Кем не позволено? Мной.

 

На этом я прекращаю вещание...

Встретимся в Аду... То есть, собственно, уже встретились...

 

 

 

 

 

ЭПИЛОГ,

который следует читать после всех трёх частей.

 

В 9 часов 42 минуты 7 июля 2003 года * я прибыл в город Вавилон, на Курский вокзал. К полудню следующего дня я восстановил отношения со своей женой A. Ещё через несколько часов известил об этом LL.

С какой, а точнее, с чьей, стороны на это ни посмотри – прокомментировать мой поступок не представляется ни возможным, ни этичным, ни объективным.

Вопрос «кому именно это не представляется ни тем, ни другим» представляется мне бессмысленным и излишним.

 

 

 

 

 

07.03.2003 – 30.07.2003

Москва – Харьков – Вавилон

 

 

 

  • * Число времени возвращения равно 7. Судите сами: 9 + 4 + 2 + 7 + 7 + 2 + 0 + 0 + 3 = 34 = 7 = 1

Или: время (6) + дата (5) + год (5) = 16 = 1 + 6 (6 + 1) = 7