Макс Гурин

Роман, написанный в общественном транспорте

 

(На правах исповеди)

Купить

"живую"

книгу:

VII.

 

Как раз поздней осенью 2002-го года в общих чертах подошёл к концу процесс записи этих несчастных пяти песен («Тагудада», «Вечная Любовь», «Никаких небес!», «Горе чужое» и «Метрополитен»), которые потом вошли в альбом «Письмо», то есть в альбом абсолютно живой музыки. В отличие от тех песен (в том числе, «Письмо»), что мы записали, когда был ещё постоянный живой состав, за одну ночь, а за другую всё это свёл Серёжа,  вторая сессия длилась целых два года.

Год длилась запись, а ещё год – сведение. Понятно, что всё тянулось столь долго не потому, что таким уж большим был объём работ, а потому, что это делалось время от времени, когда, собственно, время это появлялось у Эли Шмелёвой, у басиста Пети Дольского, у нынешнего, кстати, гитариста Земфиры Андрея Звонкова, которого я знал практические с детства, у барабанщика Володи Дольского.

Пожалуй, осмелюсь всё-таки всё рассказать по порядку.

Примерно год после того, как осенью 2000-го года мы с Вовой Афанасьевым решили распустить живой состав «Новых Праздников» (подробно эта история изложена в моём романе «Я-1» вообще и в главе 78, в частности J), что, кстати, было очень кстати для Тёмны, которую как раз в это время позвали петь в «Кукурузу», и она начала несколько разрываться меж двух огней – так вот, примерно год после этого я вообще ничего так особо не делал в музыке, а тихо себе работал в «Ex libris(е)». Впрочем, вру. Тогда же, очень потихоньку и неспешно, я делал проект танцевальных римейков на песни советских композиторов с Ирой Шостаковской, что получило потом название «Народные комиссары». Мне очень нравилось этим заниматься, потому что когда у меня был глубокий мировоззренческий кризис, а именно его я тогда и переживал, загнав его, впрочем, довольно глубоко в подсознание, нет совершенно никакой возможности работать со своей музыкой, а вот с чужой, но всегда искренне, то есть прямо-таки с детства симпатичной – это совсем другое дело.

Но конечно, по уровню энергетических затрат это ни в коей мере не шло ни в какое сравнение с обеспечением работы живого состава, исполняющего мои собственные песни, играющим мою музыку, выписанную на ноты вплоть до барабанов и бас-гитары. Да, врать не буду, вся моя музыка всегда жёстко нотирована, и отступления от моего нотного текста допускаются только в случае отдельных договорённостей.

Сами понимаете, для того, чтобы четыре человека, не считая меня, делали всё, как я говорю, да ещё и за «бесплатно», от меня требовались недюжинные энергетические усилия, да и что уж скромничать, способности. Поэтому-то я вам серьёзно говорю, если у человека есть опыт работы лидером музыкального коллектива, то уж какой-нибудь сверхдержавой управлять – для него раз плюнуть да асфальт обоссать J. Вот посмОтрите! (Смайлик проводит хуем по высунутым язычкам строем стоящих на коленях прекрасных молодых барышень J.)

Но, в принципе, можно считать, что я ничего не делал, только молча охуевал от того, как жизнь проходит мимо меня, да как набирает обороты всякая противоестественная хуйня, не годящаяся по уровню талантливости мне в подмётки.

Впрочем, в моей жизни появилась Да, которая почти каждый день оставалась у меня «ночевать», нисколько не смущаясь моими многочисленными родственниками, да и они относились к ней поначалу вполне доброжелательно – ведь до раздела квартиры было ещё далеко; так далеко, что никто ещё этого даже не мог и предположить …

И вот мы почти каждый день пили с Да какие-то баночки, а потом запирались в моём «шкафу» и ложились в постель. Однако несмотря на то, что я любил и люблю её, от глобальной депрессии это меня не избавляло.

Где-то летом 2001-го года я всё-таки съёбся из «Ex libris(а)», потому что меня достало получать 100 $ в месяц, да и над ними, признаться, нависла угроза, поскольку «Независимая» принадлежала товарищу Березовскому, и летом 2001-го года перспективы нашего издания вообще были неясны.

Тогда же я начал постепенно влезать в мир игровых телепрограмм на ТВ. Сначала меня взяли внештатником в программу «Алчность» (была такая, но недолго – вёл её сначала Цекало, а потом брат Олега Янковского, Филипп), потом, где-то к декабрю я попал в штат программы «Обратный отсчёт» на ТВ-6, но уже в феврале ТВ-6 накрылось медным тазом, поскольку тоже принадлежало Березовскому – то есть врубитесь, эта сука подставила меня дважды, британский малоразмерный гондон! J Лишь к началу лета постепенно влился я в штат «Слабого звена» – как-то само собой вышло это, реально.

Однако, хер с ней, с вынужденной работой для денег. Поговорим о более серьёзных вещах J.

Где-то в августе мне позвонил всё тот же Вова Афанасьев и прямо спросил, нет ли у меня новых песен и не хочу ли я поделать что-нибудь с их новым составом, то есть с Кремнёвым из «Кегли-маугли», собственно, с Вовой и с его однофамильцем барабанщиком Димой (изначально тоже из «Кеглей»).

Ну, ёпти, если само звонит и само идёт в руки – значит, это весточка от Бога, я всегда так считал, и, ясен хуй, согласился. Ведь почему ж не попробовать-то, если от Бога весточка поступила, сами посудите (у смайлика кружится голова. То есть реально описывает круги вокруг шейной оси J).

И я действительно приехал на репетицию в центр «Марс», где в своё время столько героина сторчали мы с Вовой, но уже где-то в октябре, то есть уже после свадьбы с Да, на которую, кстати, Вова клятвенно обещал приехать, каковую клятву, как ему это свойственно, не сдержал. (Когда это непосредственно произошло, я с удивлением заметил, что с тех пор, как я сблизился с Да, я стал обращать внимание на такие вещи, равно как и впоследствии на поздравления с днём рождения. Раньше мне было это категорически несвойственно.)

Предполагалось, что «живяк» – это сплочённый коллектив, который просто приглашает к себе «композитора» – поэтому предполагалось так же и то, что мои песни будет петь тогдашняя вокалистка «Кеглей» Настя, впоследствии даже родившая ребёнка от лидера этого коллектива Кости Кремнёва J.

Я ничего не хочу плохого сказать о Насте – она действительно неплохая вокалистка, и есть масса ситуаций, в которых она абсолютно на своём месте (так, например, она совершенно потрясающе поёт латиноамериканский джаз – без балды) – но услышав, как все эти люди, включая Вову, играют мою песню «Метрополитен», я понял, что, несмотря на то, что все они действительно неплохие музыканты, конкретно к моей музыке это имеет весьма малое отношение – даже несмотря на игру, казалось бы, по моим нотам. И я в тот же день сказал об этом подвозившему меня до метро Вове, которому папа в то время как раз купил первый автомобиль.

Но… сами понимаете (надеюсь на это, по крайней мере J), весточка-то от Бога уже тем не менее поступила и взять и вот так вот бросить всё это снова я уже не мог. А тут как раз произошло странное.

Дело в том, что свадьба, на которую так и не приехал Вова, не была, собственно, нашей с Да свадьбой, а была лишь постфактовым сбором друзей, которым заранее мы не сочли нужным ничего говорить о том, что решили связать свою жизнь друг с другом. На самой свадьбе были только мы и по одному свидетелю с каждой стороны (у меня – Гаврилов, у которого, в свою очередь, свидетелем тоже был я, о чём я же совершенно забыл к моменту приглашения его к себе, а у Да – Саша Нефёдова), а потом, уже недели через две, мы сказали народу, что так, мол, так и пригласили кое-кого к нам неформально побухать по этому поводу.

Но самое интересное даже и не это, а то, что Кате Живовой, которая и была некогда именно нашей общей знакомой, у которой мы с Да и познакомились, мы не сказали этого даже тогда, когда позвали всех к себе в гости. В сущности, это конечно было темой Да, но я и не особо противился, потому как меня реально уже все достали (то есть уже тогда J). И вообще эта была уже моя третья, хоть и по сути дела первая, свадьба. В первые две были мудовые платья, костюмы и гости, а в третий раз ничего этого не было по одной простой причине – это действительно было и есть по-настоящему. До такой степени по-настоящему, что когда мы уже заполночь после загса и ресторана зашли на чай к родителям Да, моя новоиспечённая тёща, внимательно меня оглядев, сказала, что мой новоиспечённый же тесть в таком виде, как я сейчас, обычно ездит на дачу J. Я не обиделся – ну что вообще возьмёшь с поколения, из-за которого, собственно, и развалился Советский Союз; поколения, к которому принадлежат и мои родители, и родители Да. К ним ко всем надо относиться снисходительно. Без вариантов.

В гости к Кате, некогда подарившей мне действительно сильно подросший со временем глиняный домик, я попал уже где-то почти через месяц после нашей свадьбы. Мы сидели с ней у неё на кухне. Пили кофе.

Болталось нам вполне себе весело. Ведь мы действительно были некогда очень близкими друзьями. И в разные, особенно трепетные периоды, чуть не духовниками друг друга. А сколько всякой «хуйни» нагадала мне Катя при помощи карт Таро, абсолютное большинство коей, надо заметить, в точности постепенно сбылось и всякий раз тогда, когда я уже почти начисто забывал о её предсказаниях.

Уже примерно год Катя с Да не общались друг с другом. В общем-то, конечно, из-за меня, точнее, из-за того, что эта история (моя с Да) как-то вскрыла/обострила в них обеих некоторые противоречия, изначально созревшие, в общем-то, полагаю, вовсе не на моей почве, но тут под очевидным предлогом вылезшие прямо-таки наружу. Впоследствии девочки, конечно, помирились. Когда они помирились, уже наши отношения с Катей как-то сами собою сошли на нет, как, впрочем, и почти со всеми некогда нереально близкими мне людьми.

Однако к осени 2001-го года мы с Катей вполне непринуждённо общались, а между ними с Да пробежала довольно плотная и длинная кошка (Катя, кстати, заядлая кошатница), и поэтому, в какой-то мере, когда Катя сказала то, что она сказала, в принципе, это было неудивительно.

Сказала она такое: «Поздравляю вас со свадьбой! У меня даже есть для тебя подарок. Только я очень хочу, чтоб это был подарок именно для тебя. Я хочу подарить именно тебе триста долларов. Может быть на них можно что-нибудь записать?»

– Катя, ты понимаешь, что у меня нет моральных сил от этого отказаться? – сказал я.

– Вот и прекрасно! И не надо отказываться! Я же сказала, что хочу подарить подарок именно тебе! – сказала Катя.

И она подарила мне их, и я ничего не сказал об этом Да и только благодаря этим 300-та $, то есть только благодаря Кате, музыка в то одновременно и счастливое и дурацкое время не ушла-таки из моей жизни. А ведь если б она ушла из моей жизни тогда, в тот, в целом, неблагоприятный для меня период, то скорее всего она ушла бы уже навсегда. Спасибо тебе, Катя, ещё раз огромное! Как, впрочем и за глиняный домик. Как, впрочем, и за Да…

Наличие этих трёхсот баксов и дало тогда мне хоть малую возможность, пусть весьма малого, опять же, но манёвра в моей затяжной войне за мировую революцию духа.

Поначалу я действительно думал, что у меня что-то получится с Вовой и бывшими «Кеглями»; что мы всё отрепетируем и быстренько всё запишем у той же Эвелины Шмелёвой. Когда же стало ясно, что с ними ничего не получится, я почесал-почесал себе репу, да и решил идти к Эвелине один, чтобы тупо записать хотя бы свой голос вместо женского вокала и хотя бы под клавишный секвенсер.

И надо ж было такому случиться, как говорится, что Эля Шмелёва возьми, да и тоже выступи во всей этой истории моим добрым ангелом!

Я пришёл к ней и сказал:

– Эля, мне очень нужно записать пять песен. Жизнь моя, в принципе, уже ясно, что жестянка, и главное, для чего я хочу записать эти песни – это чтобы я сам мог задумчиво пить под них кофе и печально курить, но быть при этом уверенным, что я хоть и умер, но всё же не сдался.

И я поставил Эле эти песни, какие хотел записать, и сказал, что у меня есть на всё это всего 300 баксов, и что я предполагаю быстро сыграть всё сам и сам же всё спеть. Мысли ни о какой Тёмне мне и в голову тогда не приходили, ибо в то время я был уверен, что в большинстве смыслов – в том числе, в смысле музыкального сотрудничества – мы расстались с ней навсегда.

Песни звучали. Эля их слушала. Когда прозвучало примерно полторы композиции, в дверь позвонили. Оказалось, что это пришёл Володя Дольский, барабанщик Игоря Саруханова, в тот момент писавший у Эли на каких-то тоже полубартерных условиях свой сольник. Мы продолжили слушать уже втроём.

Когда вся эта байда доиграла, Эля сказала: «А давай запишем это по-человечески: с живыми барабанами, басом, вокалистку найдём, – и обратилась уже к Дольскому, – Вова, ты ведь поможешь?», намекая, таким образом, на вышеназванный их полубартер J.

«Можно…» – поначалу нехотя согласился Дольский, но узнав, что я – в прошлом профессиональный поэт-песенник, заметно оживился, вероятно быстро смекнув, что бартер возможен и у нас с ним, ибо с текстами у него была, как и у многих других, почему-то проблемка.

– Но у меня всего триста баксов… – из вежливости напомнил я.

– Но тебе ведь, как я поняла, не к спеху, – расставила точки на «ё» Эля, – будем делать потихоньку и в конце концов всё сделаем.

И мы действительно «в конце концов», примерно через два года, всё сделали. Я уже был подготовленный боец, не раз, стиснув зубы, проходивший через всяко разные болота жизни, и на сей раз так всё с самого начала и предполагал.

Отказавшись от услуг творческого тандема басиста и барабанщика однофамильцев Афанасьевых, я всё же не избежал участия в судьбе этих пяти песен другой пары однофамильцев и тоже басиста и барабанщика, поскольку фамилия басиста, к профессиональной помощи которого я в результате прибег и которого, впрочем, знал с детства тоже была Дольский – только звали его не Володя, а Петя. К чему это я всё? Да к тому, что такая вот забавная штука жизнь (смайлик вводит себе в уретру басовую струну «соль» J).

Да… И всё это было действительно долго и шло совершенно параллельным курсом с так называемой реальной жизнью, которая, согласно вселенскому закону инволюции, всё уплотнялась и уплотнялась. Слава Богу, на сей раз у меня хватало ума между различными этапами этой записи (а происходила она, понятно, далеко не каждый день и даже не каждый месяц) не скидывать промежуточные этапы на кассету для прослушивания дома, как многие тогда делали (да, несмотря на то, что вроде это всё было совсем недавно, каких-то пять лет назад, мне и самому трудно представить себе, что тогда ещё аудио-кассеты были ещё в большем распространенни, чем CD-болванки (сейчас, когда это текст окончательно редактируется (2014 г.), Река Времени унесла почти полностью и CD J)) – и это, в свою очередь, давало мне возможность, каждый раз приходя в студию, радоваться тому, какая, оказывается, тут у меня постепенно, потихоньку-полегоньку, складывается «сама собой» вполне себе неплохая музыка в то время, как в так называемой «реальной» жизни происходит у нас с Да такое великое множество, в сущности, полной хуйни. Ясен месяц, что если б я всё время слушал всякие «промежутки», то этой нечаянной радости я был бы лишён, а тогда жизнь моя была бы уже совсем беспросветной (смайлик делает «козу» сам себе до тех пор, пока в глазах его окончательно не темнеет J).

Где-то месяцев через семь-восемь, к лету 2002-го года, когда были уже записаны барабаны (что означает, что для Дольского, в свою очередь были мною написаны все тексты, и некоторые из них, кстати, пришлось по паре-тройке раз переписать, пока ему всё не понравилось); когда был уже записан бас, для чего мне пришлось занять-таки у Гаврилова 150 баксов, которые я потом счёл возможным с него удержать как аранжировщик двух его песен, которые он записывал в то время на студии в МДМ (то есть реальной работы, как вы понимаете, было сделано как минимум на 800 (смайлик бренчит на счётах J), а по моим сегодняшним расценкам прямо-таки на 2 штуки J); когда были уже записаны клавиши, частично на моём «Korg(е)», а частично на так называемом «крокодиле» («крокодил» – это такой зелёный-зелёный советский аналоговый синтезатор-электроорган «Юность», образца начала 70-х, которые Ваня Марковский некогда тупо спиздил в одной из донецких школ, а потом уже московские мастера усовершенствовали его путём установки на нём различных фильтров, а также колеса, работавшего и как питч-бенд и как модуляция), каковой, короче, электроорган Ваня любезно дал мне совершенно безвозмездно на запись – так вот, когда всё это было сделано, встал реальный такой вопрос – а кто ж это всё будет петь? – ведь не я же, в самом деле! (Смайлик снимает ермолку – вероятно, с кем-то здоровается J.)

Нет, нет и нет, ещё раз вам повторяю, участие в этом Тёмны исключалось мной совершенно. Да, расстались мы более чем мирно, но оба были уверены, что, так или иначе, но… навсегда. То есть когда «Новые Праздники» всё-таки возродились в виде нашего с ней творческого дуэта, который стали уже реально крутить по радио и писать о нас в глянце, то это было уже чем-то исключительно необычным; чем-то таким, к чему применимо, пожалуй, разве что слово «чудо», а то и вовсе «судьба».

Сначала я думал, что это может спеть сестра терменвоксистки Яны Аксёновой, вокалистка Лана – то есть тоже, по сути дела, своего рода Тёмна. И я даже дал ей варианты этих песен с моим контрольным вокалом на пробу и всё такое. Однако по поводу Ланы у меня с самого начала были некоторые сомнения. В принципе, мне всегда нравилось, как она поёт; мы неоднократно делали что-то вместе в рамках «e69» (© проект Константина Аджера); вместе же летали в Австрию с тем же «e69»; я слышал также, как она поёт стандарты и пр., но… у меня были весьма серьёзные сомнения в том, что она  могла бы всерьёз проникнуться именно моим материалом. Нет, скорее всего, она неплохо бы всё спела, но… проникнуться она бы вряд ли смогла.

Был вариант обратиться к Шостаковской, которая не будучи профессиональной вокалисткой, поёт при этом чуть ли не гениально, но тут тоже были свои «но». Как и большинство девушек знака Близнецы, Ира является человеком сверхъэмоциональным и в хорошем смысле буйным, что порой создаёт всё же некоторые препятствия для масштабной и продолжительной методичной работы.

Так и вышло, что в конце концов я всё же написал пространное электронное письмо Тёмне, в котором спрашивал её о возможности привлечения к этому делу кого-нибудь из её талантливых учениц (а к этому времени Тёмна уже два года преподавала в Колледже Джазовой Импровизации в Москворечье, который некогда сама и заканчивала), но, вместе с тем, сколь прозрачно, столь же, впрочем, и вяло намекал ей, что был бы весьма рад, если бы в этом всё же приняла участие она сама непосредственно, коли, паче чаяния, ей покажется это, в порядке бреда, столь же забавным, как и мне. (Смайлик не то улыбается, не то краснеет J.)

Через некоторое время – конечно, не сразу J – она ответила мне, что, пожалуй, можно попробовать. Тон её ответа был хоть и шутливо доброжелательный, но вполне при этом официальный.

И где-то летом 2002-го года мы забили с ней стрелку на Таганке, где расположена одна из лучших в Москве студий звукозаписи, на которой работал Миша Клягин, гитарист «Кукурузы» и тоже преподаватель Джазового Колледжа Москворечье, каковой колледж, некогда заканчивала, к слову, по классу фортепьяно Ира-Имярек.

О, как она была прекрасна в тот день, эта ужасная Тёмна!

На ней были голубые обтягивающие джинсы, белоснежная рубашка навыпуск, за спиной в мягком кофре висела гитара, а в мобильнике… был выбран тот же вид звонка, что и у меня… J

Мы не виделись с ней почти год и по-моему были вполне искренне рады друг другу. Обменявшись парой-тройкой дежурных фраз, мы немедленно взяли по пиву и отправились гулять по Садовому кольцу. Я плохо помню наш маршрут, потому что пиво мы покупали через каждые 20-30 минут; всё время, по понятной причине, подвисали в каких-то двориках, где я всё время пел ей какие-то дифирамбы и пару раз, помнится, весьма трепетно приобнял.

В конце концов, мы оказались с ней на «Парке культуры», а когда, уже не слишком твёрдой походкой, мы форсировали Москву, двигаясь по Крымскому мосту, с которого я в студенческие годы среди бела дня на спор мочился в реку, я и вовсе запел акапелла свои новые песни, в которых предполагалось её участие:

Говорят, что первая любовь не может быть…

Не может быть вечной.

Это так, я знаю по себе,

Знаю по себе, знаю по тебе,

Что это так,

Но пятая любовь…

Пятая любовь – тоже не любовь,

Ведь не бывает Вечной Любви, но…

I love you! – ревел пьяный я, и ветер разносил мои слова далеко по реке…

I love you, honey my baby!..

I love you…

…NOW!!!

Эта песня казалась мне очень удачной. В особенности, по тексту. Мне думалось, что это практически чистый, как слеза младенца, какой-нибудь ебучий «Руки вверх!», а припев – прямая отсылка к сольному творчеству Пола Маккартни, в один день с которым, кстати, родилась моя Да (я, кстати, родился в один день с Антоном Чеховым), с неожиданным, но, на мой взгляд, клёвым и совершенно нелогичным, лишь, впрочем, на первый взгляд, уходом в минор на слове «you» – и вовсе казался мне большой удачей. Завершалось всё в итоге и вовсе каким-то безумным маршем с большим количеством дробей и тремоло на малом барабане, любезно сыгранных по моей просьбе Дольским.

Короче, где-то недели через две-три, когда опять же у всех появилось совпадающее друг с другом «свободное» время, мы пришли к Эле записывать вокал к «Метрополитену», который Света однажды уже пела в другой версии в альбоме «8-е марта» (тоже отдельная история с этим названием! Дело в том, что когда я наконец записал первый полноценный альбом «Новых Праздников», мучительные подробности какового процесса сполна изложены в романе «Новые праздники-1», то я стал переписывать его друзьям и друзьям друзей на кассеты (это был далёкий 1997-й год и самостоятельно нарезать CD можно было ещё только в весьма эксклюзивных местах. Мне, собственно, нарезали два аудио-диска по блату в студии «Крем-рекордс» в ГИТИС(е), – ибо до «Крема» там была студия Андрея Бочко, куда я в своё время и привёл Серёжу, и где теперь, спустя 10 лет, я работаю сам, – и с этих вот двух дисков я и записывал людям кассеты. Поскольку сам я несколько колебался с названием альбома, то на некоторых кассетах я писал «НП. Чужой язык», что, конечно, лучше отражало саму концепцию и то, почему я вообще за всё это взялся (см. роман «НП-1»), а на других же – «НП. 8-е марта» (кстати, никакой команды с похожим названием тогда и в помине не было). К Андрею же Панину, который впоследствии, спустя много лет, обзавёлся собственным независимым лэйблом и выпустил на нём нас, как раз попала кассета, на которой было написано «НП. 8-е марта» – это, на первый взгляд, случайное обстоятельство окончательно и решило, как вы понимаете, судьбу этого названия уже в конце 2004-го года. Жребий был брошен, и результат оказался таков).

Как только мы встретились с Тёмной на «Кропоткинской», чтобы идти к Эле (студия располагалась в то время прямо у неё дома, в восьмикомнатной старой квартире на Остоженке), она немедленно купила себе коньяку и как-то сразу выпила грамм 100. У искомого подъезда она зачем-то прислонилась к стене дома, весьма элегантно выставила вперёд коленку, опершись каблучком в ту же стену и, как весенняя кошка, изрядно выгнула спину, выпятив грудь и слегка откинув голову назад, как это следует делать на глянцевых фотосессиях (чего она впоследствии там-то как раз почему-то не делала – видимо, из принципиальных соображений J) и захохотала с неподражаемо обаятельным безумием в голосе, глядя мне прямо в мозг.

Да, Тёмна была уже совсем другой девочкой, чем та, что входила пять лет назад в студию при консерватории к Серёже, чтобы петь, в том числе, тот же «Метрополитен» в первый раз. Да, теперь она стала заметно и пугающе ближе к образу лирической героини песен «Новых Праздников». Настолько ближе, что прямо-таки отличий я находил гораздо меньше, чем сходств. Поразительно! Бывает же такое! А впрочем, чего только не бывает! И если и есть в мире что-то удивительное, с обоими, кстати, знаками, то, как правило, оно происходит со мной J.

Мы записали, короче, «Метрополитен», и, по-моему, получилось неплохо. Ещё через месяц записали «Тагудаду» (во многом, благодаря Эле, которая будучи с Тёмной одного пола, без лишних сантиментов объяснила ей, как это следует петь и на что опираться в аранжировке (странным/нестранным образом мы были с ней в этом единодушны – говорю же, во всей этой эпопее она выступила совершеннейшим добрым ангелом (у смайлика тают его восковые крыла. Подруга жизни облизывает ему спину, утверждая, что воск этот сладкий. «Попробуй сам!» – говорит она, но своей спины не оближешь. Оба смеются. J))).

Менее удачно, но тоже вполне себе хорошо, Тёмна пропела «Раз, два, три – тяжело вздохни!» и тут, когда оставалось всего две песни, «Горе чужое» в новой аранжировке и, собственно, «Вечная Любовь», что я так вдохновенно выл ещё на Крымском мосту в нашу первую после долгой разлуки встречу, дело вновь встало… Сначала не было свободного времени у Эли, потом был какой-то пиздец у меня, а потом Тёмна и вовсе принялась всё время переносить сроки.

Мне было ужасно обидно. Ведь почти уже получилось как-то само собой так, что вот-вот набирался уже почти материал на целый живой альбом, спетый от начала до конца именно ею, в чём мне, конечно же, виделся перст Судьбы. Да и как мне было его не увидеть, когда он торчал над этим проектом, как горячий, готовый к новым подвигам юный хуй! А тут снова какой-то ступор, ледник, пиздец навигации! Ведь сами поймите, несмотря на то, что я вполне искренне ещё в самом начале этой сессии сказал Эле, что главное – это чтобы мне самому было не стыдно пить кофе под эту музыку и курить себе печальные свои сигареты, всё-таки в самой глубине моей полумёртвой душонки ещё теплилась какая-то надежда на чудо (а только на чудо и мог я надеяться в том своём положении, и оно, кстати, в конце концов всё же произошло (смайлик бурно эякулирует в темноте светящейся спермой своею – получается будто бы вполне себе фейерверк J)). То есть, в принципе, полностью я всё же не исключал возможности, что кто-нибудь когда-нибудь всё это быть может и выпустит в свет, а тогда скорее всего встанет вопрос о концертной программе и вообще о публичном позиционировании этого проекта хоть в каком-то из возможных ключей, а для этого, в свою очередь, мне казалось совершенно необходимым, чтобы личность вокалистки была едина, и чтобы весь альбом был как бы пропитан сексуальностью именно одной, конкретно отдельно взятой, но постоянно ускользающей девушки. Эх… Ну что тут скажешь? J

В принципе, у меня (у нас с прекрасной моею Тёмной) это получилось всё же в итоге сполна, хоть и вопреки тому, что эти две самые главные тогда для меня песни она так и не спела. Напрасно, короче, я разорялся на Крымском мосту. Тёмну это не впечатлило. Судя, опять же, по результату.

«Прости меня, Макс, пожалуйста! Но я не могу! Ну совсем я этого не могу! Прости, пожалуйста!» – сказала она мне в конце концов по телефону весьма торопливо и сбивчиво. Бог его знает, почему так оно вышло. Может она встретила какую-то новую безумную любовь (такое с каждым может случиться J), и ей вообще стало не до чего, не знаю.

В общем-то, я и сам Водолей, и где-то лет до 28-ти меня бросало из стороны в сторону довольно изрядно, и я, каюсь, не всегда задумывался о том, какие последствия могут повлечь за собой эти мои метания в судьбах других людей. После 28-ти я стал внимательнее и в принципе строже, как к себе, так и к окружающим. Во всяком случае, мне хочется в это верить.

Таким образом, где-то в сентябре 2002-го, – когда вовсю уже развивался наш экспериментальный проект тяжёлой музыки, который мы затеяли с Володей Никритиным, в сущности, для того, чтобы развлечь наших жён, которые действительно после этого между собой подружились, – я встал перед необходимостью найти где-то девушку для двух оставшихся без вокала песен.

По большому счёту, мне стало уже всё равно, кто это будет петь, раз не Тёмна. Да хоть, опять же, я сам! И я позвонил своей хорошей знакомой певице Вике Пьер-Мари. Она согласилась.

Я приехал к ней в гости, показал две песни. Она похвалила. Хорошая, добрая, вежливая. Потом, конечно, тоже несколько подпропала.

Но тут мне позвонила Эля – тоже хорошая, добрая, сложная – и сказала, что нашла для меня замечательную девочку. Звали её Настя (опять же, кстати, об изначальном плане сделать всё это с музыкантами «Кегли-Маугли» во главе с вокалисткой по имени тоже Настя J (смайлик сопоставляет куски незнамо чего J)) по фамилии Балиет, протеже некто Кирилла Есипова, с которым Эля тогда тесно сотрудничала, некогда аранжировщика группы «Лицей», в каковой, в свою очередь, группе, примерно в описываемое время играло большинство музыкантов группы «Кукуруза», где тогда в качестве фронт-вумэн уже вовсю трудилась Тёмна. О, ёбаный Миксер Судьбы!

Насте было двадцать лет, и пела она хорошо. Кроме прочего, это не было для неё бесплатной работой. Деньги, хоть и сравнительно небольшие, я на это нашёл. Она-то и спела две мои главные на тот момент песни: «Чужое горе», сочинённое аж в ночь на 31-е декабря 1997-го года, которая, кстати, однажды, как-то между делом, уже была записана в дуэтном исполнении Тёмны и вокалиста моей первой команды Другой Оркестр Максима Горелика, и относительно свежую «Вечную Любовь», то есть сочинённую всего лишь летом 2000-го J.

В принципе, поскольку я гений J, песни я сочиняю очень быстро. Достаточно мне сказать себе утром, что пора бы написать новый хит и, как правило, к полудню он совершенно готов, и это, ей-богу не пустое бахвальство с моей стороны, а чистая правда. Так, на спор (этот вечный гнилой и мудовый спор) с самим с собой я сочинил в ныне далёком феврале 1996-го года «Пойду за моря и реки», что сполна описано в первых «Новых праздниках», так же я сочинил «Тагудаду» летом уже 2001-го года для проекта, что, было дело, пытались мы замутить с Ваней Марковским и Олегом Чеховым (такие своего рода «кукрыниксы» планировались – да, было дело, но не срослось в результате) и так же, в сущности, сочинил я, честно признаться, всё (в том числе песню «Письмо» – единственную нашу вещь, известную массовой аудитории по причине всё-таки в конце концов состоявшейся годичной радио-ротации в FM-диапазоне).

Другое дело, что потом, уже после сочинения, на меня начинает, как правило, выливаться, будто, блядь, из ведра, совершенно тропический по своей силе и протяжённости ливень из самых разнообразных препятствий к окончательной реализации самой, казалось бы, элементарной хуйни. Это обидно, конечно, спору нет, но такова, видимо, моя карма на эту жизнь, обсуждать которую бесполезно – ей можно только следовать, и это, видимо, единственный Прямой Путь для таких муслимов, как я. Во всяком случае, повторюсь, в этой жизни… J

(Смайлик четырежды крестится по схеме: слева направо и снизу вверх, ибо именно так велел ему креститься… Господь. Непосредственно. Так и было. И это правда. Неверующим – Три Шанса на Исправление. И шуткой, со своей стороны, я это бы не назвал J.)

VIII.

 

И я понял, пора. Видит Бог, я не позволял себе ничего подобного ровно до тех пор, пока окончательно кое-чего не понял, а это случилось со мной лишь на хрестоматийном и пресловутом тридцатом году жизни. Именно тогда я понял, что то, что я понял, я действительно понял. А понял я то, что, в сущности, знал я всегда, с самого детства и даже, подозреваю, что ещё до рождения в нынешнем виде. Я сейчас говорю вам правду. Это следует понимать так же чётко, как чётко на тридцатом году жизни я понял то, что я понял, а понял я это чётко J. Я вам, сказать по совести, не канатный плясун Пелевин, что хоть порой и говорит дельные вещи – на самом деле всё равно – полагаю, осознанно – продолжает играть в игрушки. А я не играю в игрушки. Ни Человек, ни, тем более, Сын Человеческий не имеет никакого морального права играть в игрушки.

Играть в игрушки дозволено только Богу, потому что… кроме Его игрушек у Него больше ничего нет, включая безусловно и Его Самого. А люди, которые позволяют себе играть в игрушки – делают нечто, что находится за границами Дозволенного. И это конечно далеко неединственное, что делают они за этими самыми границами. Почему недозволено людям играть в игрушки? Да потому, что они не умеют искренне (то есть с искрой божьей! J) делать даже и этого, ни говоря уж обо всём остальном.

Я знаю, что мысль, вне всякого сомнения материальна, и я умею убивать и вызывать к жизни. Я умею делать так, что с людьми происходит, что я хочу, чтобы с ними происходило, и многие из этих, назовём это с «особо опасным цинизмом» словом, «проектов» являются осознанно долгосрочными и продолжаются в удовлетворительном качестве по сей день. Скажу больше (терять мне за неимением чего бы то ни было, что сочли бы ценностью обыватели, нечего), в этом мире нет ничего, что на самом деле не было бы моим «проектом» (тут уместно вспомнить, что «проект» и «проекция» – однокоренные слова).

И вот я понял. Понял, и понял, что пора.

До этого да, бывали самые разные периоды/годы проблески, проблески/всполыхи; да, некоторые из них были весьма яркИ (хотя бы вот "Достижение цели"), но нет… пониманием, острым, ослепляющим как солнечный свет, жарким до немедленной потери сознания как костёр инквизиции – нет, таким пониманием это всё не было, то есть не было… ПОСТИЖЕНИЕМ.

Видите ли, понять можно хУеву тучу самой многообразной и такой, блядь, обаятельно противоречивой хуйни, а Истина – ОДНА, и её можно только постичь.

И я сделал первый шаг. Он был прост. Во всяком случае, на уровне действия.

Электронный почтовый ящик, который стал моим первым плацдармом, с которого я вознамерился выступить в Первый и Итоговый Бой за Торжество Мировой Революции Духа, целью каковой революции, да, всегда было Тотальное Преодоление Материи как Космической Категории, я, ничтоже сумняшись, назвал evpaty_kolovrat@... конечно же, front.ru. Почему? Ну да, ну конечно же потому, что да, «…и один в поле воин!» J, раз уж все – мудаки такие, и никто больше нихуя ни во что не врубается.

Пароль к этому ящику так же был прост; такое простое, такое знакомое слово из шести букв, трёх гласных и трёх согласных; согласные в сумме давали Девятку (запятую с дыркой – тут смайлик J) и, таким образом, самоубивались, а каждая гласная имела значение Единицы. (Сейчас, сегодня, 12-го января 2007-го года я пишу об этом, как обычно, в вагоне метро (это единственное место, где в последние годы я могу писать – только в метро, только в дороге) и отчётливо слышу запах ладана – странная хуйня! Вероятно, у кого-то такие духи. Уф! Неровён час и ангелы поземные запоют J.) И получалось их три. Три Единицы. Золотая середина. Золотое сечение. Пресловутое ТриЕдинство в Одном (в данном случае, Слове), а две гласные из трёх и вовсе были повторением себя же самих; последняя же гласная была первой – то есть буквой «А», и то, что она была последней, будучи первой, и вовсе делало это Слово окончательно Круглым, а следовательно – Абсолютной Точкой, то есть Повсеместным Отсутствием. А первая гласная была той же, что и в имени Иры, моей некогда столь Вечной Любимой, что и в псевдониме её, собственно, Имярек. Не догадались ещё? J

Нет, не подумайте, всё было не так вот просто и с бухты-барахты; мол, осенило или там и вовсе втемяшилось в башку и здрасте-нате-поехали. Нет. Вернее, не совсем так J.

Видит Бог, до тех пор, пока я не постиг этого, я ничего такого не говорил и не делал; то есть ничего такого никогда не позволялось мною себе вплоть до исхода тридцатого года жизни. А поскольку, как я уже неоднократно вам заявлял, никакого такого уж прям меня на самом деле не существует, как и тем более любого из вас J, то, скорее, правильней сказать, что не мною это не позволялось себе, а до поры до времени это не позволялось мне Богом, а потом, после определённых вещей, стало позволено, стало… можно. Ведь ничто не происходит во Вселенной без его ведома, санкций и прямого участия, поскольку Он – Единственный Сущий, а мы все – лишь какая-то ересь в Его Душе, флюиды унылого настроения.

Паролем к ящику evpaty_kolovrat@front.ru было слово: istina.

Заключается она в следующих пяти пунктах, строго по количеству крупных членов Человека, включая, разумеется, голову J; такая себе наибанальная/гениальная пентаграмма, основной всё же, сколь не вращай, логотип нашей манвантары (À)(с тех пор, как я сформулировал это (конечно, не без божественной помощи (смайлик тут неуместен)), прошло четыре с лишним года. Нет, я не хочу тут ничего ни изменить, ни дополнить. Да и не вправе я делать этого! Тогда было дано мне право высказать ЭТО вслух, но нет у меня права отменять или видоизменять то, что Бог, Бог-Ребёнок, Господь Миров вложил в уста Пластмассовой Коробочки по имени тогда ещё Максим Скворцов, по той лишь простой, вероятно, причине, что этот инструмент, Пластмассовая Коробочка-я, был наиболее удобен Ему в тот конкретный момент, наиболее как-то это было сподручно, через меня, потому что да, в ту зиму мы были ЕДИНЫ. Кто не понимает этого, обязан хотя бы постараться это понять. Непонимающим по причине осознанного, пусть даже физиологического отторжения того, что я говорю, то есть нежелающим даже попытаться понять, будучи уверенными в том, что они как бы выше этого – как и прежде, Три Шанса на Исправление!.. А ведь кто-то, возможно, свой первый шанс уже проебал J. Ты думаешь, что ты выше – будешь ниже, то есть увидишь воочию истинное место своё, ибо… нехуй выёбываться – 144 тысячи раз сказано это во всех священных Писаниях нашего наименьшего из миров. Ещё раз напоминаю, что вдумчивое чтение этой книги – один из ваших трёх шансов. Для кого-то первый, для кого-то второй, для кого-то последний), и пункты эти таковы:

1. Бытие – иллюзия – тут всё просто. Понимать это следует совершенно буквально. (Ещё раз – уж не помню, в какой – повторяю, я не стремлюсь к Оригинальности!.. Стремление к Оригинальность – вечный удел посредственности, её альфа и омега, её низкие потолки. Да будет это ёбано пони бегать по круг до конца времён – слава Богу, уже недолго осталось! Я… Что я?.. Меня нет. Я всего лишь следую традиции своей касты, касты «предостерегающих увещевателей» (смайлик продольно разрезает себе вены на левой руке и голый ложится на землю Соловецкой Голгофы J).) Об этом написано во всех священных писаниях. Не верите – изучите!..

Если мы можем что-то потрогать руками – сей факт ещё вовсе не доказывает реального существования этого. Просто такую иллюзию можно назвать тактильной, вещественной, иллюзией осязания. Об остальном и говорить смешно. Само собой.

Главной же иллюзией является существование кого бы то ни было, включая тебя самого, из чего, впрочем, вовсе не следует, что к чему бы, а тем паче, к кому бы то ни было допустимо пренебрежительное отношение. Категорически нет. В противном случае, аннигиляция, а так как на самом деле ничего и никого нет, то и нет в этом ничего страшного. В любой из смертей. J

И это Голова, голова пентаграммы, которой, на самом деле, не существует…

 

2. Время бренно – вот Рука Правая, вещественная, проявленная, существующая «реально», то есть отражение… руки левой, истинной причины и природы вещей.

О ней говорится вначале, перед Рукой Левой, чтобы обозначить движение справа налево, то есть движение Истинное. Да, известно, что по законам живописи, справа налево – это назад. Если вы рисуете, будучи ребёнком-мальчиком, могучую танковую армию, движущуюся справа налево, это значит, что несмотря на всю свою мощь, эта армия отступает. Но вся эта чушь работает безупречно только в нашем, лишь временно допускаемом (а Время бренно, то есть сама Вселенная, в которой существует Время как категория, сам пространственно-временной континуум – есть явление, простите за парадокс, сугубо временное), перевёрнутом мире.

На самом же деле, движение справа налево – это не отступление, то есть не только, а Возвращение; возвращение к Истине, то есть к Абсолютной Точке. Само же отступление, как частный случай движения вообще (в изначально иллюзорном, несуществующем мире) предполагает за кадром наличие Большей Силы, под натиском коей и происходит отступление/возвращение, и Сила эта находится в Голове Пентаграммы/человека и заключается в Истинном Осознании Истинной Природы Своей.

Трансформация же Правой Руки в Левую, под руководством Головы, осознавшей свою Истинную Природу, в этом значении является даже не столько возвращением, сколько переходом на новый уровень.

В этом нет ничего необычного и противоречащего логике даже нашей поверхностной иллюзорной жизни, где мы находим массу примеров, убедительно подтверждающих, что при определённых условиях само по себе Возвращение к чему-либо является скорее шагом вперёд, нежели назад.

Однако повторяю ещё раз, всё это действует до поры до времени во «временно» допускаемом к существованию Господом Миров нашем пространственно-временном континууме.

 

3. «Ты» не существует – и это Рука Левая, она же, в сущности, Сердце, то есть то, что важно и близко просто само по себе; то, с чем ничего невозможно сделать; то, ради чего бесконечно переруливаются мировоззренческие концепции, дабы в конце концов убедительно оправдать то, что на самом-то деле изначально не нуждалось ни в каких оправданиях. (Перед кем? Перед кем оправдываться Тебе, Господи?) Это то, что «там» было всегда и не претерпит никаких изменений в главном даже когда мир вновь станет Абсолютной Точкой. Для чего же тогда всё это было?.. J

Ещё раз повторяю, при определённых условиях, само по себе Возвращение к чему-либо, одновременно являющееся отказом от чего-либо другого, противоположного, является шагом вперёд, но не назад.

Что же конкретно означает тезис «"ты" не существует»? В чём сущность Левой Руки?

Смысл её существования в постепенном, последовательном осознании себя Головой, затем Пентаграммой в целом, а затем, наконец, искомой… Абсолютной Точкой, кроме коей никогда ничего не существовало, да и не могло существовать, ибо никогда не существовало и не существует её самоей, ибо Абсолютная Точка – это её отсутствие.

Что же до несуществования «ты», то тут, как и в любом важном тезисе, равноправно сосуществуют несколько уровней понимания в зависимости от того, каким уровнем развития интеллекта или духовного опыта мы волюнтаристски наделяем сгустки проявленности (в просторечии – людей), каковых ошибочно полагаем существующими объективно за пределами нашего субъективного мировосприятия и независимо от него. Полагаю, что о Левой Руке сказано достаточно. Sapienti sat, если позволите J. (Глаза смайлика самопроизвольно проваливаются в его же горло. Он судорожно сглатывает и в следующую же секунду распознаёт в рельефе внутренней поверхности своей брюшной полости тот же рисунок, что видел он на обоях из своей детской кроватки, когда ещё не умел держать голову J.) 

У звезды конечно имеются ноги. То, на чём она стоит с общепринятой, то есть с обывательской точки зрения (в этом и трагедия нашего времени (и уже не первое столетие), что общепринятой, то есть принятой ко всеобщему сведению и использованию, является именно точка зрения не лучших сынов и дочерей человеческих, а именно обывателя) и что, конечно же, изначально является неким допуском, совершаемым из чистого сопливого человеколюбия, ибо действительно ну просто сил никаких нет смотреть, как мучаются иные, якобы существующие, пытаясь что-то такое понять.

 

4. Жизнь прекрасна – вот Нога Правая. В изначально перевёрнутом мире, коий представляет собою наша реальность, она выглядит более сильной, и кажется иным, что стоять на такой ноге, означает в принципе прочно стоять на земле. Они не ведают, что пока стоишь на земле, Истинного Равновесия не достигнешь. Что с них взять? Они не виноваты. Их личный опыт ничего такого им не показывает, что заставило бы их усомниться в примитивной собственной правоте (На Всё Воля Божья, но… он не ведёт Прямым Путём несправедливых людей J).

Есть и здесь разные уровни понимания. Жизнь прекрасна ещё и потому, что прекрасен замысел Творца в принципе, ибо он абсолютно безумен, ибо ум – низшая форма духовного бытия, годящаяся лишь для человека за отсутствием на данном этапе его развития способностей к большему.

Прекрасна жизнь потому, почему, в принципе, прекрасен Неверный Шаг, а он прекрасен, в свою очередь, потому, что именно после него делается шаг назад, который на самом деле есть шаг вперёд, ибо Время бренно, то есть само по себе есть явление временное и иллюзорное. Ну и вообще жизнь прекрасна по многим причинам. Мало ли… J

 

5. Смерть безвредна – вот Нога Левая, более истинная, но всё же нога, то есть нечто, хоть и правдивое, но являющееся правдой лишь определённого этапа.

Так и в жизни, которая есть антитеза смерти только на первый, более чем поверхностный, взгляд, мы часто говорим: «Ладно, пусть будет хоть так», когда не видим возможностей к лучшему или хотя бы более подходящему J.

Безвредна смерть потому, что она не является чем-то продолженным во времени, в отличие от жизни, то есть изначального допуска; чего-то такого, что допускается с большой натяжкой и исключительно под влиянием необходимости, вызванной Диктатурой Момента, ибо Время как категория и обеспечивает существование Ада, которым является наша земная жизнь. Время, как любая другая множественность – есть основа Ада. Запомните это. Запомните это хорошо. Бенкните, наконец, эту ноту! (тут смайлик J.)

Говорить о смерти в категориях жизни – полная глупость, и это такой допуск, с такой натяжкой, что, конечно, это заведомая бессмыслица. Однако если уж всё же петь бессмысленные песни агнца перед закланием (то есть «трагедии», в истинном смысле данного слова), то есть безумству храбрых J, то можно было бы сказать, что смерть – есть мгновенный переход/перескок (как с одной канавки виниловой пластинки на другую) из одной жизни в следующую и о, да, расстройтесь/утешьтесь, всегда в свою же собственную.

Смерть – всегда Одна, но… в категориях жизни бывает разных степеней, разных уровней перескока. Да, в каком-то, на самом деле более глубоком, чем можно сначала подумать, смысле, можно сказать, что в течение того, что воспринимается нами как одна жизнь, смерть приходит к нам не единожды. И я имею сейчас в виду нечто более глубокое, чем то, о чём  порой, упоённо жуя собственные мелочные сопли, обыватели говорят с праведной, как им кажется, экспрессией «И во мне тогда всё, как умерло!» Нет, я не об этом.

Я о том, что порой это происходит на самом деле. Человек не всегда прыгает, перефразируя Фаину Раневскую, из могилы обратно в пизду (хотя когда он всё-таки делает это, он прыгает всегда в одну и ту же пизду (полагаю, тут сказано достаточно J)). Иногда, и гораздо чаще, он прыгает в разные точки одного и того же вектора, что на самом деле есть кольцо – только очень большого размера (Лобачевский, в принципе, говорил об этом), которым является его Индивидуальная Судьба, как об этом говорят продвинутые обыватели. Этим и объясняется избирательность нашей памяти – в одни «периоды жизни» мы помним о своих детстве и юности одно, в другие – другое, как кажется нам, соседнее. Вследствие этого, контекст, в котором нам видится собственное Настоящее никогда не бывает цельным и абсолютным, ибо является иллюзией изначально. А является он ей только и просто потому, что так решил Бог-Ребёнок, Господь Миров, а обсуждать его решения – не человеческое дело.

Бог-Ребёнок прав и непогрешим не только потому, что он Бог, но и потому, что Ребёнок. Дети же правы более взрослых в первую очередь потому (надеюсь, можно не повторять, что речь обо всём этом ведётся сейчас в категориях земной жизни, изначально малоприменимых к этим вопросам) – так вот, дети правы более взрослых во всём, что они говорят и делают потому, что контекст, в котором они воспринимают своё настоящее и само это их настоящее являются, по сути дела, Единым Целым.

Я ещё раз хочу напомнить вам о том, что я не стремлюсь к Оригинальности и ни в коем случае на неё не претендую. На Истину, как говорится, в последней инстанции я тоже не претендую. Я её просто сообщаю, ибо лучшее, что может сделать в конечном итоге человек (скажу больше, ничего другого он просто не может, даже если сам он временно уверен в обратном J) – это следовать Традиции своей касты. Моя каста – это каста Предостерегающих Увещевателей. (Один смайлик дарит другому шерстяную серую шапочку с козырьком J.)

 

И вот однажды вечером, а точнее в ночь на 2-е декабря 2002-го года, когда Да мирно спала после полутора-двух литров сухого красного вина в упаковках всеобъемлющих Tetrapack, я вышел в открытый интернет и… отправил первым 30-ти девушкам свой роман «Я-1» прикреплённым файлом и пару индивидуальных «командных» строк, аппелирующих в каждом конкретном случае к информации, содержащейся в их анкетках на портале знакомств «Dating.ru».

Это было легко. Ещё раз напоминаю, был конец 2002-го года, и тогда ещё, во всяком случае в России и так называемом Ближнем Зарубежье, интернет был ещё достаточно элитарен и совсем уж тупых и случайных людей там было намного меньше, чем теперь J. Индивидуальная информации не только практически не охранялась, но, напротив, лезла на тебя буквально изо всех щелей, даже если ты специально её не искал. Так, например, для того, чтобы получить «мыло» любой понравившейся тебе девушки, нужно было всего лишь попросить об этом местного робота, попросту указав свой e-mail-адрес. В этом плане оный робот был совершенно безотказен. Единственное, что он категорически не посылал ничего на «mail.ru» – мелкие корпоративные войны уже начались – но и это не было проблемой, ибо завести себе новый дополнительный ящик на другом портале, как известно, дело пяти минут.

Ну и понятно, в силу того, что это было хоть и относительно недавнее, но уже совершенно иное время, людей ещё просто-напросто не успел заебать всякий спам, о котором многие, конечно, знали, но в основном ещё понаслышке, и поэтому многие девушки легко откликались на эти «послания» и действительно читали всякие прикреплённые файлы, открывая их совершенно бесстрашно (а некоторые были и вовсе умны до того, что знали, что файлы с расширением «doc» в принципе неопасны).

Кроме прочего, я неслучайно брал адреса именно на сервере знакомств, поскольку таким образом я выходил на контакт только с теми, кто самим фактом своего там присутствия официально подтвердил, что, в принципе, он/она не против. И вообще, говорю же, в некотором смысле, я был одним из первопроходцев, а для первопроходцев всегда открыто (поначалу J) больше дверей, чем для тех, кто движется следом.

Меня не удивляло всё это, как не удивляет и то, что из этого выросло на сегодняшний день. Всё, что только ни происходит в мире, рождается сначала у меня в голове (это проверено), а потом уже в сильно деградировавшем виде становится частью масскультуры и, конечно и, в общем-то, слава Богу, пожалуй, без какого-либо упоминания моего имени J.

Это началось ещё в детстве. И даже не с того, о чём сейчас расскажу.

Я учился в четвёртом классе, и был где-то декабрь 1983-го года, когда в массовом сознании ничто не предвещало беды, и ни одна собака даже в самых смелых собачьих своих мечтах не могла и помыслить о конце социализма. А я был таким юным патриотом своей Родины, пионером, членом редколлегии нашей классной стенгазеты и ненавидел Америку, равно как и побеждённую нами фашистскую Германию и вообще всех тех, кто не хочет мира и счастья для всех людей на земле. (Я их, кстати, и сейчас ненавижу и искренне желаю им смерти, которая, впрочем, как вы помните J, безвредна.)

Было где-то без двадцати восемь утра, и я, перед тем, как уже отправиться в школу, выгуливал в собственном дворе свою же собаку, русскую псовую борзую по кличке Патти. Кажется, у неё была в тот период течка, и после того, как она справляла малую нужду, в снегу оставались глубокие кровавые дыры.

Почему я допустил подобное предположение, из-за которого и рухнула потом последняя Традиционная (в геноновском смысле) Цивилизация, коей, несмотря на революционный способ прихода к власти, всё же являлся Советский Союз? Да я не знаю, могу лишь развесть я руками. Не было к этому никаких предпосылок, и даже Сахаров, там, какой-то был всем, в общем-то, абсолютно по барабану, и никаких «вражеских голосов» я не слушал, ибо не было вообще это принято в моей семье – как-то и без слушания этих ёбаных голосов было всем, чем заняться. Почему же я допустил это? Да, пожалуй, просто потому, что почему бы и нет – такое простое мальчишеское детское допущение. Что же такого допустил я? О чём подумал тогда? А вот о чём.

Патти уже засобиралась домой, но вдруг передумала и всё-таки села срать. Тут-то, в порядке шаловливого допущения, то есть, в порядке бреда я и подумал, – а вдруг на самом деле всё наоборот; вдруг социализм и коммунизм – это плохо, а капитализм – это хорошо?

Какие последствия это моё детское, «всего лишь» интеллектуальное, допущение повлекло за собой в ближайшие десять лет, все вы хорошо знаете, хоть уже и немногие из ныне взрослых людей, родившихся после 80-го года, знают о том, как было до этого, да им и реально мешают это узнать. Да, история переписывается и переписывалась всегда – теперь я знаю это точно, ибо вижу это своими глазами.

По всему по этому (ибо был это, прямо скажем, не единственный случай, когда из моих игровых допущений, сделанных, в сущности, из одной подростковой шалости, вырастали потом всеобщие проблемы и истинный ужас этого мира) я и ощущаю довольно часто личную ответственность за убожество нашей жизни, которая всё равно, конечно, прекрасна. А вы? А с вами ничего подобного не случалось? А вы уверены? А почему же тогда личной ответственности не ощущаете вы? Как же тогда вы можете жить со спящей или и вовсе мёртвой совестью и иметь наглость считать при этом, что вы живёте на самом деле? J

В середине 90-х, когда последствия моего безрассудного детского допущения урожая 1983-го года зашли уже достаточно далеко, но я ещё не понимал, что во всём виноват именно я, я на полном серьёзе думал о том, как было бы в сложившейся ситуации (о, наивный! Тогда я думал, что сложившейся ОБЪЕКТИВНО! J) здОрово, если б существовал такой круглосуточный радиоканал, в который постоянно звонили бы и приглашались люди, независимо от своего социального слоя – сегодня электрик Петрович, а завтра Алла Борисовна Пугачёва. Рабочим названием этого радиоканала, живущего в моей голове было «Кого ебёт чужое горе?» (об этом, в частности, и написана песня «Горе чужое»), которую долгое время я считал своей главной – о том, что, как это не грустно, не ебёт оно никого). Во что, в свою очередь, выродился уже этот мой смелый замысел, ныне все тоже хорошо знают: частично в программу «Окна» и ей подобные, частично – в нелепую катавасию интернет-дневников.

Тогда же, в середине 90-х, я вообще буквально бредил метакоммуникацией всего и всех, а также созданием всевозможных коллекторов-аккумуляторов современной культуры. Сегодня мы видим, сколь успешно вырождается уже эта идея в сети интернет, с каждой минутой превращаясь во всё более несмешную пародию на саму себя.

И я ещё раз повторяю, что ответственность за нынешнее фантастическое убожество нашей жизни мне трудно переложить на кого-либо, кроме себя самого. Да и много тому подобного было – обо всём не расскажешь.

Так что в том, что «Dating.ru» был как будто специально создан для меня и именно к тому времени, когда во мне всё созрело для активного действия, я не видел ничего странного. Не ощущал я этого, впрочем, и каким-то особым подарком судьбы. Что тут удивительного, если, в каком-то смысле, я сам же и создал это ёбаный «Dating.ru», вкупе с «реально» создавшими его людьми? (Макушка смайлика как бы проваливается внутрь его головы. Теперь в ней можно хранить шариковую ручку, а то и пару-тройку цветных карандашей. Время – выбирать цвет… J)

В день первый я начал с простого. Я выбрал всего лишь не то 30, не то 33 девушки из тех, кто согласно официальной версии сайта, зарегистрировался там в последние два дня. Невероятно удобен был интерфэйс, оформленный как фотокартотека, состоявшая из преьвюшек «девушек», желающих «познакомиться». При нажатии на понравившуюся превьюшку в новом окне открывалась уже отдельная страничка этой девушки, где было уже несколько полноразмерных фотографий и анкета, где помимо антропометрических данных имелось поле, в котором каждая рассказывала что-то о себе и о цели знакомства как бы своими словами. «Остальное при встрече…» – вот сакраментальная фраза, которой заканчивалось большинство анкет. Всё, что нужно было сделать, чтоб получить e-mail той или иной девушки – это кликнуть одноимённую кнопку.

На сайте было предусмотрено множество вариантов сортировки: и по возрасту, и по городам, и по странам и как угодно. Впоследствии я пробовал всё. Сортировка же по времени регистрации на портале, была самым примитивным, что только можно было себе представить и, собственно, в качестве самой расхожей открывалась «по умолчанию».

В ночь на 2-е декабря 2002-го года я воспользовался именно ею, потому что принципиально было просто попробовать, то есть начать (смайлик расправляет нижние крылья J). Меня необыкновенно заводила мысль о том, что в течение суток три десятка девушек в принципе узнают о моём существовании во Вселенной. Да, конечно, читать «Я-1» и вообще открывать прикреплённый файл, многие из них не станут, но от 2-х до 5-ти процентов даже и нецелевой аудитории чего бы то ни было всегда делают то, что от них хотят полностью – этот числовой закон незыблем при любом раскладе, а в случае, когда ты входишь в контакт с теми, кто изначально подтвердил свою потенциальную готовность к нему, этот процент может быть – и был, конечно же, – существенно выше. И уж в любом случае, каждая из тех, кто получит это письмо, будет думать о том, кто я, какой я; хотя бы в порядке бреда будет думать, будет ли между нами секс, и если будет, то как именно это будет: так ли, как нужно/нравится ей или так, как нравится мне, а вдруг со мной возможно то, о чём она всегда стеснялась сказать предыдущим – ну и всё такое. Сайт знакомств – он и есть сайт знакомств.

И ещё раз повторяю, это не было простым спамом – каждая из тех, кто получал от меня письмо, была уверена, что это адресовано лично ей, как, собственно, это и было на самом деле. Хотя файл «Я-1» я прикреплял ко всем (J), в каждом письме содержалась прозрачная отсылка к тому, что я читал в их анкете, в графе, где они говорили что-то своими словами.

Да, я был готов к «максимально близкому общению» с каждой из тех, кого я сочту подходящими для общего дела. Весь сложный комплекс многоуровневых сомнений/переживаний я оставил к этому времени позади. Да, это всё было и это было трудно (не надо думать, что так вот всё легко – нет, не легко), но я уже принял решение и шёл теперь напролом. Ведь основной целью для меня было создание целой организации, то есть того, что обывателям ныне рекомендуется для простоты восприятия именовать религиозными сектами и деструктивными культами. (Я думаю, можно не пояснять, что восприятие искусственно упрощается всегда с одной целью – чтобы люди просто потеряли чувствительность, то есть перестали бы воспринимать всерьёз что-либо вообще, включая то, что делает правящая нами уголовная хунта с нашими же детьми, родителями, супругами и друзьями, не говоря уж о нас самих J)

Впоследствии, повторяю, я пробовал разные варианты сортировок, отправляя почти ежедневно в течение нескольких месяцев письма как минимум 30-ти адресатам женского пола (Евпатий Коловрат трудился во мне на полную катушку J), живущим в самых разных странах и городах, в возрастном диапазоне от 16-ти до 50-ти лет (не скрою, в зависимости от внешних данных, из чего вовсе не следует, впрочем, что все мои адресатки были красавицами с точки зрения инфантильных мачо – а все мачо, к слову, всегда инфантилы J. Нет. Но зато все они были красавицами с моей точки зрения, и их всех я любил; во всяком случае был готов к этому; в том числе и к любой ответственности за свои действия. К этому времени, лично для себя, я уже пришёл к чёткому убеждению, что я – Божий Внук J.)

В один день я выбирал возрастной параметр (на момент зимы 2002-03 гг наиболее контактными в интересовавшей меня сфере были девушки от 27-ми до 33-х, хотя тут были, конечно, свои вариации. Так например, в регионах, начиная с юга России (Ростов-на-Дону, Краснодар, Ставрополь) и далее на юго-запад – то есть почти вся Украина – достаточно контактной оказалась возрастная группа от 23-х до 25-ти. В то же время восток России, в особенности, Западная Сибирь, характеризовались весьма контактными девушками в возрастном диапазоне от 37-ми до 45-ти. Ещё раз напоминаю, я был первопроходцем, и всё это ещё не успело никого заебать, да и, конечно, я обладаю некоторыми «скромными» талантами в сфере коммуникации в принципе. Недаром я – Водолей и горжусь этим. В славянском Зодиаке знак Водолея называется Крышнем, и многие специалисты прямо отождествляют его с Гермесом, и только обыватели, да и то не все, знают его как бога Торговли, а вовсе не как автора так называемой «Изумрудной Скрижали»).

В другой день я руководствовался геополитическими соображениями, и тут, понятно, что, возможно, играла свою роль моя индивидуальная карма и мой личный состав крови: наибольшую ответную реакцию моё сердце фиксировало в Украине и Израиле.

Иногда же, на основе уже полученных знаний я использовал смешанную технику, тестируя, например, ту или иную возрастную группу, проживающую на той или иной географической территории.

Насколько удачно всё это было? Да, в общем, пожалуй, удачно. По крайней мере, коэффициент реальной контактности был всё же существенно выше 2-5 %, и это при том, что количественные показатели вовсе не были для меня существенными.

Хочу напомнить также и о том, что ЖЖ, ЛирУ и прочие онлайно-дневниковые порталы хоть уже и существовали, но до сегодняшнего уровня распространения им было ещё очень и очень далеко. Поэтому меня весьма радовало то обстоятельство, что уже к Новому 2003-му году Лариса из Харькова (30 лет), Настя из Новокузнецка (24 года), Оксана из Томска (32 года), Ева из Тель-Авива (41 год), Анна из Ростова-на-Дону (26 лет) и некоторые другие уже не были для меня абстракциями, а были вполне конкретными, пока ещё только духовными (что и прекрасно!) сущностями, о самом факте существования коих во Вселенной ещё вчера было мне попросту неизвестно, а уже сегодня мне удалось как бы оживить их в себе и… дать себе жизнь в них. Ну разве уже одно это само по себе не прекрасно?..

О чём мы говорили с ними? Как происходило всё это? Прежде всего мы говорили о «Я», то есть о них, то есть обо мне; о том, что отличает нас от других людей; существуют ли другие люди в действительности, за пределами нашего восприятия, или же они являются исключительно плодом нашей интеллектуально-духовной деятельности, то есть являются всего лишь экстраполяцией различных аспектов нашего же собственного Я; и не допустили ли мы в своё время заведомую ошибку, приняв на веру то, что говорили нам наши родители о том, что было, де, время, когда нас не существовало, а они, мол, уже были и только потом, в результате известных их действий (о, людская самонадеянность! J), на свет появились мы – ведь ни проверить, ни доказать это невозможно – то есть первое и самое главное, что мы всерьёз «узнаём», принимается нашим юным доверчивым сердцем просто на веру – уж очень, узнавая впоследствии своих же родителей всё лучше и ближе, велика вероятность наёбки с их стороны; ведь если нас наёбывают практически постоянно, из разу в раз, то с какой же тогда стати мы должны считать, что они не поступали так с нами всегда? J

Разумеется, употребление таких слов как «экстраполяция» я первоначально сводил к минимуму, до выяснения ситуации с уровнем развития той или иной Прекрасной своей Собеседницы. Зато… на первом этапе я не скупился на комплименты, воспевающие на том или ином уровне завуалированности (в зависимости, опять же, от того типа темпрамента, коим обладала та или иная Девушка – порою, и даже зачастую, помогал уровень откровенной скабрезности, хотя и в рамках литературных норм – это тоже важно) всё же именно телесный аспект их Красоты. Опыт лета 2000-го года не прошёл для меня даром и спустя пару лет я просто широко применял те знания, которые, прямо скажем, не без труда приобрёл. Не помню имени того умника, кто сказал как-то абсолютно верную вещь: «С женщиной можно делать всё, что угодно. Необходимо лишь чётко объяснить ей, что именно вы с ней делаете».

Следующим этапом были долгие разговоры по поводу пяти универсальных пунктов (бытие – иллюзия, время бренно, «ты» не существует, жизнь прекрасна, смерть безвредна), а также разъяснение значения моего пантакля, что на сегодняшний день выглядит так:

что представляет собой букву «Я», слившуюся со своим зеркальным отображением и одновременно вращающуюся вокруг своей оси, то есть единственной Прямой Вертикали (понятное дело, что в случае вращения мы получаем две объёмные фигуры: конус и шар, каковые в разрезе являются треугольником и кругом, и то, что Круг, таким образом, увенчивал собой вершину Треугольника, символизировало Путь Человека (а буква «Я», как и латинское «R», – в принципе имеет идеографическое значение Человека Идущего) через дерьмо изначально несовершенного, но данного как испытание материального мирка к Постижению Истинной Природы Вещей и Своей Собственной! Sapienti sat, или, как я иногда шучу, «сопите сами» J). Тогда же, под влиянием Никритина (до нашего разговора у клуба «Дом», состоявшегося 10-го апреля 2003-го года – как выяснилось позже, прямо перед моим Посвящением – было ещё далеко) этот символ выглядел чуть иначе, хоть и на основе того же первоэлемента:

Это было более попсово и походило не то на банальную пацифику, не то на логотип «Тойоты», и, как я теперь понимаю, не вполне верно.

Да, то, что Круг, образованный как разрез Шара, не был разделён вертикальной чертой, с одной стороны, лучше отражало суть доктрины, но с другой – отражало её как раз таки хуже, поскольку само «Я» в качестве отправной точки становилось неочевидным. Во-вторых, то, что это Всеобщее «Я» само по себе было вписано в Круг, а не заключало его в себе в области, извиняюсь, вращающейся головки буквы «Я» – было, пожалуй, неверно в принципе. В-третьих, повторяю, в целом неподготовленным контрсознанием (а контрсознанием является любое сознание, каковое мы ошибочно полагаем существующим независимо от нашего восприятия. Так и получается, что и всех врагов своих мы создаём сами. И ещё раз напомню, что к оригинальности суждений я не стремлюсь. Просто всё это лишний раз подтверждает довольно старую и абсолютно верную мысль) хуже читалась основная идея.

Чего всем этим я хотел добиться в идеале? Да всё же просто! Я хотел создать не то чтоб новую религию (потому как точно знаю, что все разговоры о Едином «Я» и вообще о Единстве – это всего лишь разговоры о Ядре, об основе всех мировых религий, существующих за всю историю человечества, каковая, в свою очередь, с одной стороны, конечно, намного длиннее общепринятой и лишь временно официальной, с другой же – намного короче, то есть не превышает возраста любого из нас, точнее даже того, что мы сами думаем о своём возрасте. То есть предлагаемая мною доктрина – есть всего лишь разговор о самом Главном в том, что и так волнует любого из нас), но всё-таки максимально развить сеть адептов этого, прямо скажем, ненового и неоригинального учения, хоть и сам я сначала дошёл до этого сам, и лишь потом, много лет спустя, мне стали попадаться письменные источники, прямо или косвенно подтверждающие мою Абсолютную Правоту.

Да, безусловно я делал опору на Гендер как таковой. И да, писал только девушкам. Во многом это было связано с тем, что то, что я хотел передать, было всё же ни чем иным как Откровением. А для передачи Откровения годятся лишь вполне определённые волны, обладающие совершенно определённой частотой.

В режиме интеллектуального, пусть даже высокоинтеллекутального J, но дружеского общения между особями одного пола (если они, конечно, не являются гомосексуалистами, а, впрочем, даже и в этом случае J) передача Откровения невозможна. Это всего лишь обмен мнениями, которые можно в лучшем случае принять к сведению, но это всё равно никого ни к чему всерьёз не обязывает. Видите ли, по водопроводным трубам не передают электричество (хотя, в принципе, это, пожалуй, неплохая идея J), а подача воды в оросительных системах не предусматривает использования для этого электрокабеля.

Из этого, впрочем совершенно не следует, что я собирался доносить это откровение только до женщин. Нет, план состоял в ином. Осуществлялось это в несколько этапов.

Этап первый: расположение к себе в принципе; сначала как к собеседнику, а затем и как к основному конфиденту. Это было нетрудно, поскольку я правильно выбрал момент в социальной истории: всех мрачно всё заебало, но душа, а тем более женская, желала верить ещё в чудеса, и я готов был эти чудеса предоставить – Бог действительно дал мне для этого силы; я бы даже сказал, именно для этого J. Интернет же был ещё для многих малоизученной штукой и изначально располагал к большей откровенности, чем в повседневной, так называемой, «реальной» жизни, ибо на первых порах весьма походил на идеал любого человека, коим всегда и для всех является максимально насыщенное общение, в сущности, с самим собой. В принципе, таковым является, и являлось изначально и всегда, любое общение, но в сети это было как бы самоочевидно и более наглядно. И ещё раз повторяю, Мои Прекрасные Собеседницы ждали чуда, и всё, что мне оставалось – это просто не сдаваться и следовать изначальному плану с упорством Рахметова или Мересьева, что, собственно, я и делал. Все сомнения я оставил на тот момент в прошлом.

Второй этап: частичное раскрытие своего плана действий и, так сказать, лёгкое приоткрытие «тайны», на наличие коей мягко, но прозрачно намекалось с самого начала. Сюда же шли разговоры о Евпатии Коловрате, о том, что один очень даже в поле воин, и всё, что вообще можно сказать о том, что тупорылые обыватели называют мессианским комплексом. А сказать об этом можно очень и очень многое – с каждой мы говорили о чём-то своём.

Третий этап: весьма эмоциональное признание в том, что на самом деле деятельность, о планах ведения которой сообщалось на втором этапе, уже началась и, на самом деле, именно в рамках ведения оной деятельности мы с ней, Прекрасной Собеседницей, и познакомились. Тут с моей стороны шли хоть и запланированные с самого начала, но вполне искренние извинения, ибо сам факт занятий всей этой темой – сам по себе есть достаточно серьёзное испытание для человеческой психики; что уж тут говорить, конечно я извинялся искренне, хоть и с самого начала вёл отношения именно к этой точке. Я и говорил, повторяю, одновременно и искренне и в то же время по чёткой схеме, что, мол, да, действительно, когда только планировал всё это, то не знал, что встречусь именно с Ней, но… где тут, спрашивается, неправда? Ведь я действительно не знал этих Девушек до того, как познакомился с ними, то есть до тех пор, пока мы взаимно, с моей точки зрения, не материализовали друг друга. Да и не только с моей подачи, право слово! Вспомните сам факт их присутствия на сайте знакомств! Просто произошло слияние двух поначалу независимых векторов, изначально же, между тем, запланированное Богом-Ребёнком, Господом Миров. Ведь если бы это не было предопределено изначально, то этого бы попросту не произошло. Примерно на том же этапе я сообщал Собеседницам об их... неединственности; о том, что подобный уровень отношений есть у меня не только с нею одной, но… конечно же да, намекал, и опять же, номинально говорил правду, что так, как я общаюсь с Ней, я не общаюсь больше ни с кем.

После этого я ждал письменного ответа. Как вы думаете, в чём он, как правило, заключался? Ну да, к этому моменту Гендер и старик Фрейд делали своё дело: я получал принятие, согласие и одобрение.

Этап четвёртый: я признавался в Любви и предлагал разделить со мной мою судьбу, не забывая в очередной раз обозначить, простите за каламбур, размытость границ Субъекта и Объекта, Меня и не-Меня, Её и не-Её. Уж что-что, а это я делал настолько искренне, насколько искренне я вообще существую (из ушей смайлика вылезают его же собственные ноги J).

После этого, в случае согласия, Девушке выдавался пароль к ящику evpaty_kolovrat@front.ru, то есть слово… «istina»...

 

Не начинали ли на меня после этого смотреть как на идиота? JДа, в общем, представьте себе, нет. Почему? Да, в общем, по очень простой причине – у меня был совершенно самоочевидный социальный статус.

Во-первых (впрочем, это даже не во-первых), в любой поисковой системе я довольно очевидно отображался как писатель и музыкант с ссылками на упоминание моего имени в таких некогда уважаемых изданиях как «Знамя», «Новый мир», «Новое литературное обозрение» и даже «Русская мысль», ну  а во-вторых, и, наверное, даже это во-первых, моё имя и фамилия практически ежедневно мелькали в титрах топовой игровой программы «Слабое звено», шедшей в прайм-тайм по одному из центральных телеканалов «ОРТ», вещавшему не только на всю Эрэфию, но и почти на всё так называемое постсоветское пространство, включая, разумеется, Украину. Судите сами, смотрит весь бывший многомиллионный совок, а вопросы придумывают три человека, один из которых я J! Так что в теории, видит Бог, я рассчитал всё верно. Собственно, он-то за меня всё и рассчитал, да и решил тоже. У Человека нет никакого выбора. То есть в саму ситуацию выбора он ставится постоянно – да, это, конечно, так, но… Бог-то заранее знает, что и когда мы выберем. (В Коране об этом говорится, кстати честнее, чем в Евангелие – этого не отнять J.)

Пароль к «коловороту» давался с совершенно прозрачными целями. (И, кстати, если вдуматься в смысл слова «коловорот», для обладающих Знанием становится очевидным, что иного пароля к нему и быть не могло! (Смайлик удаляет из носа сухую козявку, но та увлекает за собой «мокрую» J.)

Во-первых, это работало на пробное (оно же – пристрелочное J), и пока ещё в весьма лёгкой форме, но уже до некоторой степени размывание субъектно-объектных отношений между мной и другими участниками «проекта», ибо совместное пользование «коловоротом» предполагало, при неограниченности полномочий каждого из реальных пользователей и полную свободу его действий, что все эти действия совершаются как бы от Одного Общего Лица, которое не есть ни Я, ни Она, но зато, вместе с тем, представляет собой именно что в буквальном смысле слова «Квинтэссенцию» Лучшего в нас. То есть это была такая вполне себе рабочая модель, пробный опытный образец грядущего «тотального» МОНОКОСМА.

Во-вторых (а на самом деле даже во-первых), я был изначально прицельно заинтересован в том, чтобы Девушки постепенно приступили к формированию своей сети, работая уже, в свою очередь... с Юношами J.

В этом плане мне повезло. Ведь Бог знает что делает J! Мало того, что Лариса из Харькова (на тот момент – 31 год, Водолей, менеджер рекламного отдела) уже в январе 2003-го года приступила к подобной работе, она действительно испытывала, как выяснилось (и вероятно, в глубине души, всегда J) склонность к мужчинам младше себя. И это было важно и замечательно. Ведь просто гендерного канала для передачи Откровения мало!

Для того, чтоб прислушиваться к тому, что говорит Женщина, мало её вожделеть. Это вожделение обязательно должно быть скрыто инцестуального характера, то есть оно должно быть, с одной стороны, острым и ярким, но с другой – сам факт наличия у субъекта подобного вожделения, по мере обнаружения такового в себе, должен медленно, но верно, изо дня в день подсознательно как бы выталкивать его из болота общепринятого в целом. То есть, попросту говоря, Девочка должна быть старше J. Это жёстко. Это опыт. Как чужой, так и свой J.

Что чувствовал к Ларисе я? Чувствовал ли что-то вообще? Увлёкся ли ею как женщиной? Да, конечно, чувствовал. Да, конечно, увлёкся. Увлёкся ли я ею более, чем другими «сотрудницами» затеянного мной предприятия? Пожалуй, можно сказать так: я любил её ровно настолько больше, насколько лучше, тоньше и больше других она во всём этом участвовала.

Безусловно. Скрывать не буду. Самые нежные и искренние чувства, конечно же, не без сексуальной окрашенности я испытывал ко всем участницам «Я». Это безусловно была Любовь. Любовь совершенно для меня новая и небывалая. Это не было каким-то выделенным чувством к Ларисе или к Еве, к Оксане или к Насте, к Анне или к Свете – это было действительно глубоким и нежным чувством к Девочке Вообще с доминантой, пожалуй, всё-таки именно отцовского начала в отношениях к каждой из них – разумеется, независимо от их возраста, ибо цифровой возраст – всегда фикция для непосвящённых в её истинные глубины (смайлик дразнит язычком вход во влагалище Матери Мира, как будто не решаясь войти J).

Короче говоря, если уж и затрагивать моральный, с точки зрения обывателя и рядом никогда не стоявшего с теми проблемами, что встали в ту зиму передо мной, аспект, то я могу именно что коротко сказать следующее: я любил этих Девочек; мне были небезразличны их Судьбы; все сомнения были оставлены в прошлом, и я был абсолютно уверен, что мне дано право быть уверенным в том, что сам факт возникновения наших отношений говорит о том, что Бог-Отец всё-таки дал мне право вести этих людей туда, куда он же мне их вести и велел; уверен же я в этом был потому, что всё это постоянно подтверждалось фактами; я не врал Девочкам; я не говорил им одного вместо другого; если они мне задавали вопросы, я отвечал на них с той искренностью, с какой говорю сам с собой и отвечал бы на Страшном Суде; да, в крайнем случае (подчёркиваю, что именно в крайнем!) я допускал для себя возможность единичного сексуального контакта с каждой из них, наряду с другими, но только один раз и только по Её инициативе; если брать экзотерику, я с самого начала не скрывал ни от кого из них, что женат; и не скрывал также, что цель нашей переписки вовсе не в установлении именно сексуального контакта.

Однако, конечно, к этому времени я уже знал, что более верного пути к Нижнему Сердцу Женщины нет. Да, с одной стороны, именно к их Нижним Сердцам я и осознанно шёл, но удовлетворять «слишком человеческие», то есть слишком женские, амбиции этих самых их Нижних Сердец, я не собирался совершенно. Я шёл к их Нижнему Сердцу лишь потому, что шёл на самом деле к их Верхнему Сердцу, то есть к самому Сердцу Мира, но, к большому моему сожалению, путь к Сердцу Женщины лежит всё-таки – повторяю, к большому моему сожалению – всё же через Пизду. А вовсе не наоборот, как могут по неопытности полагать менее искушённые пользователи, слишком, возможно, доверчиво относящиеся к совершенно осознанным пропагандистским манёврам собственных матерей. Да и вообще, Женское Сердце – это Пиздец. Язык сам за себя всё сказал J.

Таким образом, зима 2002-2003 гг. стала, с одной стороны, четвёртым, но, по сути дела, первым периодом, когда мне всё было можно. Доказывалось это тем, что у меня, в общем-то, всё получалось J. А получалось у меня всё, соответственно, потому, что мне всё было можно...

Мы были едины тогда как с Отцом, так и со всеми моими Девочками (когда было мне ещё лет пять-семь, у меня внутри была удивительная параллельная страна, где мне тоже всё было можно, и в этой стране был только я и целая армия (да, именно армия!) потрясших моё воображение кино- и литературных героинь от Гули Королёвой до Снегурочки J), включая, разумеется, Да. Как она относилась ко всему этому? Как ко всему этому относился я сам? Да, как ко всему этому относился я сам? Я отвечу. Хорошо, я отвечу вам...

…Я был всего лишь… самим собой, то есть тем, кем в принципе удаётся стать в этой жизни не всем. А послание же Христа к Ангелу Сардийской Церкви, явленное миру Иоанном Богословом в его «Откровении», я безусловно относил и отношу к себе лично. Так, как будто это было сказано лично мне, с глаза на глаз, как на самом деле это и было:

«…так говорит имеющий семь духов Божиих и семь звёзд: знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мёртв.

Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны перед Богом Моим.

Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя».